Татьяна, в Каире сотни тысяч людей требуют отставки президенту Мурси, а США, Нидерланды и другие страны эвакуируют своих граждан из страны. Эти беспорядки как-то отразились на других городах?

Конечно. У нас тоже проходят митинги, но спокойно. На днях вот была демонстрация. Вышло где-то семь тысяч человек, среди них и иностранцы. Люди раздавали листовки и собирали подписи за отставку президента. Все было мирно. Мой муж тоже печатал листовки. Он говорил, что стоило сказать слово «бунтовщик», как у него тут же просили по десять бумажек — для коллег и сотрудников.

На улице было весело: дети, музыка, танцы. Я сначала удивлялась этому спокойствию, а потом поняла — все логично. В Хургаде мало политических активистов, но много семей. Этот город буквально вырос из одной большой семьи, здесь все друг друга знают. И даже если одни за президента, а другие за оппозицию, в семье никогда не будет драки.

То есть туристы в курортных зонах находятся в безопасности?

На все сто процентов! Жители Хургады – это люди, заработавшие на жизнь за счет туризма. Они нуждаются в приезжих, вся экономика стоит на туристах. Все местные достопримечательности работают в штатном режиме, разве что Египетский музей на площади Тахрир в Каире закрыт. Сейчас туда почти не ездят, но я бы никому и не советовала там прогуливаться. Не то, чтобы это смертельно опасно, но лучше все-таки не искать приключений.

Нужно трезво оценивать ситуацию. Жизнь изменилась. Три года назад можно было оставить деньги на столе и уйти, и все оставалось на месте. А теперь нужно вести себя, как в Москве — могут и сумку выхватить, и кошелек украсть. Так что двери и окна дома мы теперь закрываем

На обычной жизни египтян такие демонстрации как-то сказываются?

У нас уже несколько лет почти нет дизельного топлива. Бензин в какой-то момент появился, но потом снова почти пропал. Хотя власти говорят, что проблем с топливом нет.

Есть две версии: люди просто запасаются на всякий случай топливом, либо большое количество бензина идет на черный рынок. Что из этого правда — неизвестно. 95-й очень дорогой, 92-го нет вообще. Как только закончится и он, я не знаю, что буду делать. Но у меня есть ощущение, что он все-таки будет. Власти контролируют эту ситуации и делают так, чтобы хоть по чуть-чуть, но бензина хватало. Тем не менее от огромных очередей в Каире это не спасает.

А сколько нужно стоять в очереди, чтобы заправить машину?

В Хургаде все просто: если бензин есть, то его сразу нет. Вести разносятся по городу быстро, бензина хватает от силы на сто машин. Проблемы с дизелем гораздо серьезнее, там километровые очереди. На дизеле ведь ездит весь общественный транспорт. Водители узнают, что через сутки будет топливо, бросают машины и идут домой. С утра образуются две очереди километров на пять. А что творится в Каире мне даже сложно представить.

А как с продуктами?

Пока без проблем. Но год назад исчезли некоторые медикаменты, вот это мы сразу почувствовали. У фармацевтических фирм не стало возможности оплачивать своих поставщиков из-за исчезновения валюты в стране. Заменить такие лекарства можно не всегда. Например, на полгода пропали капли для носа для младенцев. Египетские компании закупают местное сырье и сами стараются производить качественные медикаменты, которые стоят не так дорого.

То есть запасаться продовольствием местным жителям не нужно?

У египтян другой менталитет: у них все всегда хорошо, они не думают о возможных неприятностях. Так что они ничем не запасаются.

А вы?

А я запаслась — едой, водой, антибиотиками. Хотя могу улететь отсюда в любой момент. Но это чисто русское, это не искоренишь. Лавки в магазинах не опустели ни два года назад, вряд ли опустеют и сейчас. Что будет дальше? Трудно сказать. Но думаю, что оппозиция не будет говорить с Мурси, время истекло. А он сам уходить не захочет, сдаваться не в его планах. В худшей ситуации все пойдут воевать. Но мы надеемся, что до этого не дойдет. geo_icon