Я, ты, он, она – виза очень нам нужна.
Я, ты, он, они – ненавидим визу мы.

Простите передранный куплет.

Отсутствие долгосрочного «шенгена» для нормально упакованного, материально отформатированного гражданина – это реальное страдание. Это напоминание, что он живет в стране второго мира, которому мир первый не доверяет (на первый-второй рассчитайсь! – какое же унижение…). Виза дает понять, что, несмотря на вертикаль, суверенную демократию и нефтеэкспорт, мы в одном лагере с теми, с кем у нас безвизовый режим: от Антигуа и Барбуда до Ямайки.

А первый мир не просто не доверяет нам, он ведет себя как гостиница, решившая потребовать с подозрительного постояльца разом подтверждение кредитоспособности и положительную характеристику с места работы. И Америка, и Европа требуют доказать, что мы имеем для поездки средства, будем себя прилично вести, а затем уедем домой, не претендуя на пособие по безработице.

И если в ответ мы требуем виз от европейцев и американцев, то лишь в порядке мелкой мести. Потому что крупно отомстить не получается.

Но я ненавижу получение визы не за муторность сбора документов. А за бессмысленность, очевидную для обеих сторон. Все эти липовые справки о доходах, плюс такие же подтверждения бронирования билетов-отелей добываются у нас на раз-два. Кажется, для иностранцев они не доказательства, а процедура, порядок вещей.

У меня был случай – я подавал на визу в страну, консул которой был поклонником моего скромного таланта. Он предложил совместить подачу документов с обедом в посольстве. Перед аперитивом у меня бумаги забрали. Обед был превосходен, но особо удался десерт. Под мельхиоровым колпаком на блюде возлежал мой паспорт с готовой многолетней визой. Как говорится, - le charme discret de la bourgeoisie. Что следует переводить как «можете, если хочите».

Так вот: я не за мгновенную отмену виз (то есть я – «за», но не верю в мгновенность). Я за отмену неэффективной и унизительной процедуры – и замену ее короткой и эффективной. Если США, Британия и Европа боятся, что приехавший русский насвинячит или, что еще большее свинство, останется жить, претендуя на социальные фонды, у него на границе должны проверять не визу, а паспорт и кредитку. Мы же вводим на сайте номер кредитки, бронируя отель. И – voila! – отельер уже имеет дело не с нами, а с нашим банком, которому не отвертеться от выставленного счета. Многие отели (и почти всегда – прокаты автомобилей) даже блокируют средства на тот случай, коли мы вздумаем спереть банный халат или не оплатить царапину на крыле. Но они свое недоверие выражают элегантно. При этом, возможно, у них есть черные списки клиентов, которым не следует выдавать виз… то есть, виноват, ключи от номера или автомобиль. А если выдавать, то с дополнительной страховкой.

Доверие, дамы и господа, – это ведь, говоря технично, товар. Многолетнее доверие допускает скидки. Утраченное или едва зародившееся – наценки. К черту – визы. Оборот доверия следует регулировать экономически. Что и делают автостраховщики, дифференцируя ставки для опытных водителей – и для новичков.

То есть, коли не доверяете – блокируйте средства на счету новичков. Просто сканируйте карту у тех, кто к вам не первый раз. Закрывайте на время въезд тем, кто накосячил (кстати, по карте проще и штраф снимать – тогда, когда нарушитель уже вернулся в Россию).

Потому что никаких резонов сохранять визу, это детище века паровозов и пароходов, я не вижу: проще перейти на «визу» и «мастеркард». Если не считать резоном желание стричь мелочевку консульского сбора. То есть делать то, что лет десять назад мне объяснил тогдашний посол России в Израиле (с которым сейчас безвизовый режим) Александр Бовин: «Если за визу не брать – на что же консульство жить будет?!»

Бовина, увы, нет – а консульство, как видите, живет. geo_icon