Тинейджер — это подросток, а суперейджер — 80- или 90-летний старик с ясной, почти как у подростка, памятью. Термин придумали нейрофизиологи, которые с 2007 года изучают таких необычных стариков в Северо-Западном университете (штат Иллинойс, США).

Пожилые люди в лаборатории проходят тесты на запоминание геометрических фигур, решают задачи и заучивают списки слов. А еще стариков уговаривают завещать мозг науке.

В этом январе «Джорнэл оф Нейросайенс» опубликовал статью об открытии, сделанном в результате посмертного анализа мозга суперейджеров. В передней поясной коре у них обнаружилось втрое-впятеро больше, чем у обычного человека, нервных клеток особого сорта — нейронов фон Экономо, которые еще называют веретенообразными. Это нечто вроде трансатлантических телефонных кабелей внутри головы: они поддерживают связь между удаленными друг от друга зонами мозга.

Выходит, старость без слабоумия — не награда за хорошее поведение, правильное питание и гимнастику по утрам в зрелые годы. Густая сеть нейронов фон Экономо — анатомическая особенность, запрограммированная с рождения.

В 2012 году команда генетиков из Исландии сделала еще одно открытие такого рода. Редкая мутация в гене APP встречается в Исландии относительно часто — у каждого двухсотого. Эта мутация делает невозможной болезнь Альцгеймера, причину 50-80 процентов всех случаев старческого слабоумия, которым страдает как минимум каждый двадцатый человек старше 65 лет.

Какая тогда польза от знания, что редким счастливцам повезло не болеть? Чтобы лекарства для всех остальных появились на свет, хорошо бы для начала понять, где их мишень. У болезней старой медицины был понятный возбудитель — вирус или бактерия. Враг, которого нужно уничтожить. Но новые болезни отличаются от старых, как пробки в городе — от налета вражеской авиации. При болезни Альцгеймера сами клетки мозга без помощи извне постепенно выходят из строя. К моменту, когда это начинает сказываться на поведении, мозг уже выглядит как губка. Может быть, нервные клетки просто не рассчитаны на такую долгую работу? Пример суперейджеров важен уже тем, что опровергает эту идею: ресурсов мозга достаточно, чтобы прослужить как минимум до 80-90 лет без сбоев.

Мечта врачей — ранняя диагностика на стадии, когда мозг еще не стал губкой. И для нее нужно построить модель болезни. Если нейроны фон Экономо ее предотвращают — значит, они выполняют какую-то функцию, с которой без них не справиться. Не исключено, что для этой функции возможен протез — как кохлеарные импланты для слуха или протез сетчатки для слепых (он в разработке). Если это удастся, то, возможно, миллионы 70-летних перестанут просыпаться в своих собственных комнатах,
не понимая, как они там оказались. geo_icon