Я посмотрел эти фильмы с разницей в две недели: российский «Левиафан» на кинофестивале в штате Керала (на русском) и индийский «Пикей» на хинди («P.K.» на английском). Оба раза в горле стоял комок. Фильмы вышли почти одновременно, их пиратские копии мгновенно оказались в интернете, вызвав восторг одних и негодование других. Индийские фундаменталисты из группировки «Баджранг Дал» («Армия Ханумана») уже пытались разгромить несколько кинотеатров; индийские политики утверждали, что скандальный фильм снят на деньги пакистанской разведки. В России люди сдержаннее — ограничиваются проклятьями в адрес режиссера.

И дело не только в том, что нравы того и другого общества показаны не с лучшей стороны. В конце концов, это кино: поднимать проблемы и заставлять зрителей переживать — его задача. Но в обоих фильмах задета церковь, тема острая и во многом табуированная. На их примере любопытно сравнить два мира — индийский и российский.

Главные герои — автомеханик со склонностью к алкоголизму (в России) и чудак-инопланетянин, которого окружающие считают алкоголиком (в Индии), — страдают от действий святых отцов: у них отнимают дом. У индийского героя — на время, у российского — навсегда.

Оба фильма поднимают вопрос: нужна ли обществу такая церковь? Что делать, если посредник между человеком и богом оказывается лицемерным и злым? Вот только российский режиссер спрашивает это с трагическим пафосом, а индийский — с саркастической улыбкой.

Режиссеры Андрей Звягинцев и Раджкумар Хирани достаточно состоявшиеся и титулованные фигуры, чтобы не оглядываться на общественное мнение. Звягинцев к выходу «Левиафана» уже был обладателем «Ники» и двух «Золотых львов» за фильм «Возвращение». Хирани неоднократно признавался лучшим режиссером Болливуда и Индии.

Фильм Звягинцева обошелся в 220 миллионов рублей (около шести миллионов долларов), часть из которых выделило российское министерство культуры. В мировом прокате удалось собрать чуть более полумиллиона долларов. Фильму «Пикей» повезло больше: на сегодня это самый кассовый фильм в истории индийского кинематографа. На его производство продюсер Винод Чопра совместно с Rajkumar Hirani Films и UTV Motion, филиалом «Компании Уолта Диснея», потратили 13 миллионов долларов, а кассовые сборы — более ста миллионов. То есть истратили вдвое больше, чем российский продюсер, а заработали — в 200 раз!

«Левиафан» — драма о коррупции, пьянстве и беспросветности российской провинциальной жизни. Драма сильная, мрачная и достаточно политизированная, чтобы собрать уйму призов за границей. «Левиафан» идеально вписывается в западные клише о российской жизни: водка, мат, несчастные женщины, мечтающие уехать в Москву, а лучше — в Америку, беспризорники на руинах храмов, продажные чиновники и полицейские, стрельба из автомата по портретам советских вождей... Философия «Левиафана» довольно уныла. Не знаешь, что делать? Пей! Нет сил терпеть? Утопись! Друзья ненадежны, жены неверны, начальники — негодяи. Но главный злодей, стоящий за всеми преступлениями — православная церковь. Это она настраивает мэра города, чтобы тот снес дом главного героя и на этом месте построил храм. Она и есть главная голова многоголового библейского чудовища Левиафана, под которым Звягинцев подразумевает российское государство. Некоторые видят в этом «очернительство» и «потоки грязи», другие — «суровую и беспощадную правду».

«Левиафан» снят красиво, но в серых тонах. Северные пейзажи показаны так уныло, что кажется, будто в России не бывает хорошей погоды, а люди не носят цветную одежду. Этот серый цвет, кажется, вышел пронзительнее всего. Не знаю, чего тут больше — особенностей климата или состояния русской души.

В этом смысле индийский «Пикей» — полная противоположность. Пожалуй, это одна из самых красочных картин, которые я видел за последнее время. Если у вас будет возможность, посмотрите ее на большом экране. Индийская Гильдия продюсеров кино и телевидения (Star Guild) высоко оценила эту работу: призы за лучший фильм, лучшую режиссуру, лучшие диалоги, лучший звук. Награды других киноакадемий на подходе, год только начался.Читать дальше >>>