Тест называется «Угадай настроение по глазам»: на черно-белых снимках изображены крупным планом глаза — то мужские, то женские — и всякий раз нужно выбрать правильную эмоцию, одну из четырех. Испуг или вина, задумчивость или требовательность? Ненависть, зависть, заносчивость или паника?

Психологи придумали этот тест в 1997-м, чтобы диагностировать аутизм у детей. Но он оказался пригодным и для здоровых по всем внешним признакам взрослых. Долго считалось, что результат теста — нечто вроде IQ: цифра, которая описывает особый сорт способностей, эмоциональный интеллект. Проще говоря, умение понимать чужие чувства.

Обычный коэффициент интеллекта, если и меняется на протяжении жизни, то медленно и незначительно. Как оказалось, с эмоциональным интеллектом все наоборот — и рассказы Чехова тому свидетельство.

Психологи из Университета Торонто (Канада) Майя Джикич и Кейт Отли опубликовали в конце 2014 года статью, где подводят итог десятилетних экспериментов с прозой классиков — причем тексты Чехова («раннего мастера современной короткой истории», уточняется в одном из научных трудов) используются особенно часто. Если сами Джикич и Отли предлагали своим подопытным «Даму с собачкой», то их коллеги отдавали предпочтение «Хамелеону».

Выяснилось, что Чехов оказывает необъяснимое воздействие на мозг подопытных: стоит им прочесть пару-тройку страниц — и они показывают куда более высокие результаты
в разнообразных тестах на эмоциональный интеллект.

Какое, спрашивается, отношение имеют душевные драмы русских дворян девятнадцатого века, описанные к тому же словесно, к умению читать эмоции по глазам на картинках? Может, чтение просто помогает сосредоточиться? От этой версии заставили отказаться параллельные опыты, где подопытные получали научно-популярные тексты про роль картофеля или кур в истории цивилизации. Нон-фикшн, констатировали ученые, не делает читателей чутче к другим людям. Что еще удивительнее, то же самое касается легкого чтения.

В чем разница? Хорошая литература, заявляют Джикич и Отли, отличается от плохой, как фотографии самолета в небе от авиасимулятора: в последнем случае в кресле пилота — вы сами, со всеми своими страхами, проблемами и жизненным опытом.

Одни книги рассказывают анекдоты из чужой жизни, где каждая фигура ходит по своим правилам: злодей строит козни, обольстительница обольщает, герой побеждает. Следить за развитием событий увлекательно, но это взгляд со стороны. А классики заставляют смотреть на ситуацию глазами персонажа. Это умение поставить себя на чужое место психологи называют эмпатией.

У хорошей литературы множество суррогатов, которые позволяют сносно сосуществовать с другими людьми: этикет, протокольная вежливость, правила. Без Чехова мы бы и не догадались, что все это — «протезы» для эмоционального интеллекта, который ничего не стоит взять и разбудить. geo_icon