Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Страна перемен

Бывший москвич Григорий Пунанов — о том, как и почему Австралия заставляет людей радикально менять жизнь
текст: Григорий Пунанов
Julia White

Первое, что я понял про Австралию: все  постоянно чему-нибудь учатся. Независимо от возраста, социального статуса, успешности своей карьеры. Кажется, что образование превратилось здесь в этакое обязательное хобби, которое — как сёрфинг или бег — позволяет местным жителям держать себя в тонусе. 

Почти все баннеры в сиднейском метро рекламируют высшее образование. Сиднейский университет, Университет штата Новый Южный Уэльс, Мельбурнский Королевский технологический институт, Университет имени Маккуори — вузы потеснили в подземке рекламу мобильных телефонов. Рекламные радиоролики все время твердят одно и то же: если хочешь изменить свою жизнь, бросай офисное рабство и иди учиться тому, о чем давно мечтал. Сценарии для «новой жизни» предлагаются самые разные: от разработчика компьютерных игр до фитнес-тренера.

Когда в 35 лет сам снова становишься студентом, обращаешь внимание на то, что вокруг за партами сидят люди, многие из которых старше тебя самого. В университете, где я овладевал профессией программиста, некоторым было сильно за сорок. Моя жена училась в другом университете маркетингу, средний возраст ее однокурсников колебался от 35 до сорока.
А мои — были по большей части такими же, как я, иностранцами, приехавшими в страну получать второе высшее. У жены на потоке учились в основном вполне себе состоявшиеся австралийцы, работавшие в известных компьютерных компаниях.

Половина родителей одноклассников наших детей, успешные, казалось бы, люди, — ходячая иллюстрация того, как побороть «кризис среднего возраста»: они или до сих пор учатся, или только что окончили очередной курс. Поговорить про тяжесть студенческой жизни после тридцати можно с любым встречным, а уж взять отгул на работе потому, что у тебя завтра экзамен, — вообще проще простого.

Больше всего меня поразила директор в школе нашего старшего сына, почтенная дама лет шестидесяти. «Как я вас понимаю, — сказала она мне как-то утром, глядя на мое заспанное лицо, — учиться и работать, да еще когда дома дети, непросто. Я сама не так давно получила докторскую степень; знаю, о чем говорю».

Для полноты картины ко всему этому надо добавить огромное количество иностранных студентов. Для Австралии образование — на третьем месте по значимости для экономики после экспорта руды и угля. В 2012 году доходы страны от иностранных студентов составили 15 миллиардов долларов. Такого количества людей из разных стран, увиденного в университете за первый месяц учебы, я не встречал за всю жизнь: ливийцы, непальцы, бангладешцы, пакистанцы, иранцы, ливанцы, колумбийцы, бразильцы и, конечно, индусы с китайцами, которых среди зарубежных учащихся большинство. Многие районы Сиднея напоминают один сплошной кампус, а самая читаемая книга в метро — учебник. Студенческие кварталы возле университетов бурлят круглосуточно.

Эта всеобщая студенческая атмосфера радикально меняет привычки. Ловишь себя на мысли, что к тебе возвращается образ жизни, давно забытый со времен МГУ. Ты снова можешь не спать всю ночь, доделывая учебный проект, а с утра как ни в чем не бывало идти на работу. Ты постоянно находишься в напряжении, потому что экзамены — дело серьезное: не сдал, снова плати за проваленный курс и опять проходи все заново, теряя время и деньги. Ты все время узнаешь что-то новое, и у тебя откуда-то берутся на это силы.

Ты уже не понимаешь, как мог жить раньше. Я пересел на велосипед и езжу теперь на нем каждый день, хотя от дома до университета у меня было семь километров, а до работы — все 15 в один конец. Я начал заниматься спортом, потому что все вокруг им тоже занимаются: одни каждый день бегают из дома до офиса и обратно, другие плавают в обеденный перерыв в ближайшем бассейне, третьи катаются на доске рано утром перед работой и круглый год возят сёрферское снаряжение в машине.

И вот ты уже сам ежедневно занимаешься спортом, потому что это идеальный способ снять экзаменационный стресс, прочистить мозги и вообще встряхнуться.

Второе, что я понял про Австралию: многие здесь склонны менять свою профессию в возврасте 35-45 лет и начинать делать то, чем раньше никогда не занимались. Один из моих новых друзей сменил работу авиационного инженера на профессию архитектора, другая знакомая бросила продавать недвижимость и пошла преподавать йогу, третья из социолога превратилась в юриста... Люди здесь привыкли рисковать и принимать в середине жизни резкие решения. Может быть, поэтому в Австралии так хорошо развит малый и средний бизнес? Малый бизнес (фирмы, в которых работает не больше 19 человек) — крупнейший работодатель страны, обеспечивающий занятость 47 процентов населения.

В результате у австралийских историй успеха  немного другая канва, нежели у известных всем американских. Кажется, здесь мало тех, кто бросил университет, чтобы в 20 лет создать компьютерный гигант планетарного масштаба. Но зато много таких, кто начал свое дело после тридцати, перепробовав массу всего и наконец найдя себя. Самый яркий тому пример — потомок русских эмигрантов Гарри Тригубов, миллиардер, чье состояние «Форбс» оценивает в пять миллиардов долларов. В 30 лет, занимавшись до этого семейным текстильным бизнесом и получив в Англии соответствующее образование, Гарри решил попробовать себя на новом поприще. Сначала торговал молоком, вкладывал деньги в такси, а потом рискнул и занялся возведением дешевых жилых домов, не имея к тому моменту об этом деле ни малейшего понятия. Сейчас его компания «Меритон» — крупнейшая в Австралии на рынке строительства жилья. Самому Гарри 81 год, и он до сих пор в одиночку владеет и управляет своим бизнесом.

Другой пример — Джеймс Сквайр, который был осужден в Британии за кражу кур и прибыл в 1788 году в Австралию в кандалах. Сначала он был охранником губернатора, потом открыл свой ресторан, мясную лавку, пекарню, кредитную кассу и по иронии судьбы даже стал одним из сиднейских констеблей. Но прославился он тем, что основал первую на материке пивоварню, которая существует по сей день.

Когда думаешь о том, сколько, казалось бы, совсем пропащих людей оказалось на этой земле в конце XVIII века и как им за двести с небольшим лет удалось превратить свою страну в процветающий континент, невольно начинаешь верить в то, что здесь и у тебя тоже что-нибудь когда-нибудь получится и ты изменишь себя к лучшему.

21.05.2014
Связанные по тегам статьи: