Новости партнеров


GEO приглашает

До 2 сентября в «Центральном доме художника» проходит выставка самого загадочного художника современности — Бэнкси. GEO проводит экскурсию по главным объектам экспозиции


GEO рекомендует

Moser Mobile Shaver с легкостью удаляет щетину до 2 мм и обеспечивает суперблизкое чистое бритье, что позволяет найти время на поддержание внешнего вида даже в самом напряженном графике


Новости партнеров

Спереди — нос, сзади — корма

Фоторедактор GEO Юлия Ишунина — об экзамене на шкиперскую лицензию, текиле в пять утра и последствиях ночной качки
текст: Юлия Ишунина
Julia White

Я хожу под парусом со студенческих лет. В летнем лагере моего института была секция парусного спорта, где дважды в день можно было гонять на швертботах по Волге под Тверью. Но мне хотелось ходить по морю. И когда друзья из яхтенного клуба предложили поехать в Турцию, чтобы сдать на международные права, мы с мужем долго не раздумывали.

Нам предстояло выдержать недельный экзамен на шкиперскую яхтенную лицензию категории Day Skipper, позволяющую управлять круизной парусной лодкой в неприливных водах в дневное время. Его организовывала «Юксел Яхтинг» — одна из ведущих международных парусных школ и крупных чартерных компаний, базирующихся в турецкой парусной Мекке — Мармарисе.
На тот момент у меня за плечами было с десяток лет практики хождения под парусом, участия в соревнованиях и походах. У нас с мужем уже была своя небольшая 25-футовая крейсерская яхта на Клязьменском водохранилище. По российской классификации прав я была «Рулевой второго класса», муж, конечно, уже имел «Первый класс».

Наш экзаменатор — англичанин Майк Киин, в прошлом второй навигационный офицер Королевского флота Ее Величества королевы Великобритании и Северной Ирландии, был хорошо осведомлен о наших заслугах. При первой встрече он сказал нам: «Я знаю, что вы все тут гонщики и отлично умеете обращаться с парусами. Но вы должны показать мне, какие вы моряки». Что он имел в виду?

Первое задание — покупка продуктов. Планировать надо так, чтоб еды хватило до ближайшего порта и ничего не испортилось. Потому что холодильник работает на электричестве, а на лодке принято его экономить. Мы купили все, начиная со спагетти и заканчивая помидорами. Майк решил проверить. Кофе есть, хлеб есть, масло есть... Его насмешливое лицо высунулось из кают-компании: «Ха-ха! Забыла соль!» Незачет.

Каждому из четырех членов команды предстояло на несколько часов в день принять командование лодкой. При этом каждый член экипажа должен понимать, что слово шкипера — закон. А шкипер, перед тем как планировать круиз, должен учесть интересы всех членов команды. Поэтому согласование маршрута — один из самых важных моментов. Сначала шкипер должен построить маршрут. Сколько времени нужно, чтобы дойти из пункта А в пункт Б? Каковы сила и направление ветра? Каким способом двигаться — на парусе или на моторе? Когда ставить паруса? Вставать ли на якорь в дикой бухте или швартоваться к причалу в порту?

На нашей 39-футовой круизной яхте было все необходимое оборудование. Но использование GPS на экзамене не приветствовалось — нужно показать, что умеешь прокладывать курс при помощи карты, циркуля и линейки. Главное, не забыть, что спереди нос, а сзади корма, и что левый бортовой огонь красный, а правый — зеленый.

Вход и выход из порта делается на моторе, а на парусах опасно и неудобно. Парковка всегда волнительна. Правильно рассчитать расстояние и скорость, чтобы не «воткнуть» лодку в причал, вовремя положить якорь и не сложить якорную цепь на него — может запутаться. Команда должна строго следовать указаниям рулевого. Иначе возвращать яхту чартерной компании будет не только стыдно, но и накладно.

На воде нужно быть постоянно начеку, помня, что вода — враждебная стихия. Даже если ты занят таким будничным делом, как пополнение баков с пресной водой. Система заливки воды работает так, что избыток ее выливается по специальному шлангу наружу. Поэтому перелить невозможно. Майк ушел на полчаса: «Залейте воду, я скоро вернусь». Возвратившись, заметил с чисто английским юмором: «Вы уже утопили лодку?» Спасительная антипереливочная система не сработала, и вода хлестала под настилы на полу. Тут-то и начались учения по откачке воды из лодки! В ход пошло все — электрическая и ручная помпа, ковши, ведро.

И вот мы добрались до экзамена по спасению утопающих. Как известно, человек, попавший в открытом море за борт, — потенциальный покойник, поэтому во имя спасения экипаж должен действовать слаженно и четко. На экзамене вместо утопающего за борт выбрасывается кранец (надувной баллон, который крепится к борту лодки, чтобы не поцарапать его о причал). Один из команды смотрит, куда упал кранец, и не сводит с него глаз. Потому что лодка идет быстро, и человек за бортом теряется из виду в считанные секунды. Слушая указания наблюдателя, рулевой должен подойти к «утопающему» с подветренного борта, чтобы не задавить его. Лодку надо удерживать в этом положении до тех пор, пока c борта не поймают кранец. Чем больше попыток, тем меньше у «жертвы» шансов. Причем с первой попытки справиться практически невозможно. Вывод: не падайте за борт! А как же купаться? Купаться на ходу — плохо. Чтобы не вынуждать команду ловить тебя в открытом море, купаются, когда лодка стоит на якоре.

За неделю мы прошли около 200 миль из Мармариса в Гочек-Фетхие и обратно. Турецкое побережье в этих местах на редкость живописно. В первой же бухте Айкинчек паслись черепахи, занятые мартовскими брачными играми. В Фетхие нас ждали древние ликийские гробницы и римский амфитеатр. А если к этому добавить рыбный рынок, где жарят свежую дораду прямо на месте, то что еще надо?

По традиции в последний вечер Майк готовил ужин сам, решив порадовать нас своим фирменным блюдом — спагетти-болоньезе. В обратный путь из Фетхие в Мармарис решили выйти ночью — это не входило в планы, но мы уговорили экзаменатора. Увы, с погодой не повезло — пришла зыбь (волна без ветра). И вот тут-то нас настигла морская болезнь. Качка, темнота, навигация по приборам и отсутствие горизонта сделали свое дело. Спуститься к штурманскому столику и поставить точку на карте во время качки для сильной половины экипажа оказалось делом непосильным. Через минуту энтузиаст пулей выскакивал наружу и свешивался за борт. Уже светало, когда зыбь стихла, и мы наконец-то встали на якорь. И начали отмывать белоснежные борта яхты... Зато текила на рассвете удивила бывалого английского моряка. «Что за русские! Первый раз пью текилу в пять утра!»

Экзамен сдали все четверо.

А перед нашим отъездом Майк пригласил нас к себе на яхту, где он жил с женой и двумя кошками. Весь сезон с апреля по октябрь они проводят на Cредиземном море или в прибрежных водах Атлантики. Сегодня в Турции, а завтра — в Бретани. Их лодка — образец домашнего уюта. Скатерти и занавески в цветочек, домашние растения, которые жена выносит «подышать» на палубу. Кошки не любят качку и реагируют на нее так же, как и люди  — им плохо.

А вообще становиться шкипером вовсе не обязательно. Можно нанять лодку со шкипером и спокойно загорать на носу, потягивать на закате коктейль и гулять на стоянках по развалинам. Можно не вставать рано и вообще не вылезать из каюты. Но если вы хоть раз встретите рассвет на борту и нарисуете собственный маршрут на разорванной карте, вам захочется это повторить.

С тех пор я каждый год хожу в море.

13.05.2014
Связанные по тегам статьи: