Сайты партнеров




GEO приглашает

28-го января в центре современного искусства «Винзавод» c 12:00 до 18:00 пройдет Юна-Фест — выставка-пристройство собак и кошек из приютов


GEO рекомендует

WoodAndWatercolour — удивительные и современные изделия для интерьера, объединяющие лаконичность графики и неповторимую фактуру дерева


«Социальная проблема»

Координатор проекта «Страна без наркотиков» Кирилл Петров — об экспорте героина из Афганистана
текст: Кирилл Петров

Афганистан был и остается главным поставщиком героина на мировой рынок. Именно отсюда идет самый активный наркотрафик в Западную Европу и Азию и, конечно, в Россию. Больше того: по данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2013 году в Афганистане было выращено рекордное количество опиумного мака. И это на фоне того, что героин и так все больше распространяется по миру. Можно предположить, что, когда войска НАТО начнут покидать страну — а это должно случиться уже в 2014-м, — производство и продажа героина вырастут еще больше. В итоге афганцам понадобится покупать оружие для охраны своих посевов, а значит, нужно будет производить и сбывать еще больше зелья. Ведь только оно способно приносить им значительные доходы.

Сравните цены: один грамм героина в Афганистане стоит всего лишь доллар. В соседнем Пакистане — уже два. А в России — более тридцати: пятиграммовая доза у нас может стоить от 3000 до 5000 рублей. Но тем не менее Россия занимает первое место в мире по употреблению героина. По данным ООН, каждый год его здесь продается от 70 до 80 тонн — втрое больше, чем в Канаде и США, вместе взятых!

Афганский героин — один из «трех китов», на которых держится потребление наркотиков в России. Треть всех судебных приговоров по делам, связанным с распространением наркотиков, имеют отношение к продаже героина. Остальные два «кита» — марихуана (30 процентов приговоров) и дезоморфин, анальгетик, изготовляемый кустарным способом из кодеиносодержащих препаратов и получивший название «крокодил». Гораздо реже в судебных делах фигурируют гашиш, амфетамин и кодеин.

Большинство «героиновых» дел рассматривается судами Москвы и Московской области — на них приходится примерно 20 процентов  подобных эпизодов по России. А вместе с Петербургом, Самарской областью и Кемерово набирается почти 40 процентов.

Несмотря на столь пугающие цифры, в последние годы потребление героина в России снижается. Однако происходит это не потому, что наркоманов становится меньше. Наоборот — на российском черном рынке дорогой героин замещается синтетическими веществами, более доступными и дешевыми. Сейчас в моду входят  так называемые «аналоги» — наркотики группы JWH, более известные как «курительные смеси». Наркоманы называют их «миксом» и «солью». В частности, это МДПВ — метилендиоксипировалерон, похожий на амфетамин и кокаин.

Эти наркотики не привозятся к нам из-за рубежа. Их производят в России из химических реактивов. Поэтому и стоят они гораздо меньше, чем контрабандный героин. Риски их доставки к конечному потребителю минимальны, ведь уже ничего не нужно везти через несколько границ из Афганистана. Все необходимые ингредиенты спокойно продаются в интернете, а рекламу можно увидеть на асфальте у выходов из метро и на оживленных улицах. Но самое главное — все эти новые средства, в отличие от того же героина, вызывают привыкание с первого раза.

По статистике, российские наркоманы предпочитают наркотики, которые им доступны по цене. Подешевеет героин — будут употреблять его. Появится что-то другое — купят и это. Гашиш, крэк, дезоморфин — им без разницы. Лишь бы подешевле.

За 2012 год смертность от передозировок наркотиков в России подскочила  без малого на 20 процентов — с 6606 до 7855 человек. Учтены лишь те случаи, когда человек ушел из жизни непосредственно после приема препарата: укололся и умер. А смертей, связанных с употреблением наркотиков, значительно больше. Два года назад глава ФСКН Виктор Иванов называл цифру 126 000, а весной этого года — уже 150 000.

Наш фонд активнее всего работает в Екатеринбурге и Свердловской области. В этих регионах смертность от передозировок в очередной раз существенно упала: в 2011-м умерло 295 человек, а в 2012-м — уже 190. Разница ощутимая! Это результат работы многих порядочных людей, и мы принимали в этом процессе самое непосредственное и непоследнее участие.

Кроме того, снижение смертности было зафиксировано в Волгоградской, Воронежской, Вологодской, Мурманской, Пермской, Псковской, Тюменской областях, в Алтайском, Ставропольском, Краснодарском краях, Башкирии, Татарстане и Ханты-Мансийском автономном округе.

В других регионах России — другая динамика.

Владимирская область — 46 смертей от передоза в 2011 году и 64 — в 2012-м. Санкт-Петербург — рост более чем в два раза, с 261 до 556. В Москве было 892, стало 1198. Тоже колоссальные изменения, правда, при этом наблюдается некоторое снижение числа смертей от передозировки психотропными веществами. В Иркут­ской области эти показатели выросли с 71 до 108.
В Калужской — с 31 до 64. Данные для Кемерово: 415 и 438. Новокузнецк: 201 и 221. Красноярский край: 230 смертей в 2011 году и 238 в 2012-м.

Совсем недавно президент Путин подписал указ, который предусматривает принудительное направление наркоманов на лечение. За отказ от госпитализации им грозит крупный штраф. На мой взгляд, этот шаг может стать эффективной мерой. Наш фонд всегда выступал за принудительное лечение наркоманов, и практика работы показывает, что это единственный способ спасти людей от страшной зависимости. Если такой закон начнет работать, думаю, многие бросят колоться.

Механизм его применения может выглядеть следующим образом. К примеру, органы правопорядка задерживают молодого человека в неадекватном состоянии, устанавливают, что он находится под воздействием наркотиков и оформляют административный протокол о нарушении Статьи 6.9 Административного кодекса — «Употребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача». Если мировой судья сможет установить, что такие действия имели место, нарушителя направляют на лечение в стационар. За уклонение — штраф в четыре-пять тысяч рублей или административный арест на срок до 30 суток. Думаю, что, выбирая между тюрьмой и наркологической клиникой, большинство все-таки предпочтут второе.

Такая система работает во многих развитых странах, и она на деле доказала свою эффективность. Если наше государство в этом вопросе займет жесткую позицию, то, я уверен, наркоманов в России будет в разы меньше.

Поймите, наркомания не медицинская проблема, а социальная. Это не заболевание. Это просто распущенность. Человек употребляет наркотики ради того, чтобы «испытать кайф» — и только. Я уверен, что наркомания победима. Но для этого нужна очень сильная позиция государства. Потому что в одиночку нам не справиться.

19.12.2013