История трансплантологии уходит корнями далеко в прошлое. Хорошо известна библейская легенда о врачевателях Косме и Дамиане, которые пересадили ногу от одного человека другому. Еще в XVII веке человеку пытались пересадить кость собаки, и только спустя несколько столетий, в 1933 году, советский хирург Юрий Вороной впервые в мире произвел пересадку почки от человека человеку. Правда, попытка оказалось неудачной, почка не заработала и больная умерла на вторые сутки после операции. Успех пришел позже: 23 декабря 1954 года, когда врачи Бостона взяли для пересадки родственную почку от близнеца.

Важным событием для прогресса в трансплантации органов было юридическое принятие концепции смерти мозга в Лондоне в 1966 году. Через несколько лет четкие критерии определения полной гибели головного мозга (а это приравнивается к понятию «смерть человека») были приняты в большинстве развитых стран. Эта концепция была поддержана и Римско-католической церковью, которая признала смерть голов ного мозга как отделение души от тела.

На практике же после смерти мозга деятельность органов человека еще можно продлить искусственным путем до семи дней с помощью механической вентиляции легких, медикаментозной поддержки деятельности сердца, печени, почек.

Но ни в коем случае нельзя путать такие понятия, как кома, потеря сознания, вегетативное состояние и клиническая смерть со смертью мозга. Незнание этих различий часто приводит к появлению пугающих случаев: врачи констатировали смерть, а пациент пришел в себя. При коме и клинической смерти у больного есть шанс, что функции головного мозга полностью восстановятся при проведении реанимационных меро­приятий. А при вегетативном состоянии необратимо выпадает только ряд функций головного мозга: человек продолжает существовать, хотя и требует постоянного специального ухода.

Концепция смерти мозга сделала доступными операции по трансплантации большему числу нуждающихся, потому что с момента констатации смерти человека можно рассматривать его как потенциального донора органов. С конца 1970-х годов изъятие органов у доноров со смертью мозга стало рутинной процедурой. Реципиенты в «листе ожидания» трансплантации того или иного органа проходят долгий отбор: необходимо учесть множество факторов — от группы крови и тканевой совместимости до степени неотложности и сроков пребывания в списке.

Изъятие органов у трупов в каждой стране регулируется законодательно. Нелегальные трансплантации в подвалах и «черный рынок» донорских органов — все это чушь и выдумки бульварной прессы. Но сенсационные заголовки и сомнительные статьи наносят огромный ущерб программе трансплантации в нашей стране, они порождают слухи и поселяют в людях страх. После таких публикаций множество тяжелобольных просто отказываются от операций.

Однако в бедных странах, где разрешена трансплантация от неродственного донора, «добровольцы» надеются нажиться на добром деле и требуют деньги за свою печень или почку.

В некоторых странах Европы — Испании, Португалии, Италии, Франции, Бельгии, Польше, а также в России — действует принцип «презумпции согласия». Он предполагает, что забирать органы у умершего для трансплантации можно по умолчанию, если при жизни человек не заявлял о своем нежелании стать донором или если родственники не отказали в передаче органов после его смерти. В других странах действуют иные правила: например, в США, Германии, Анг­лии, Болгарии и Скандинавских странах нужно письменное согласие родственников на донорство. Поэтому миллионы американцев и немцев в своих водительских правах и бумажниках носят донорскую карточку, в которой подтвержают свою готовность стать донором в случае скоропостижной смерти.

В России, как всегда, все иначе. Большинство наших врачей, не говоря о простых людях, не знают законов. Хуже того, в России, по сути, нет контроля за выполнением законов и ведомственных приказов, касающихся трансплантации органов и тканей. Эту проблему нам нужно решать как можно скорее, потому что с каждым годом количество нуждающихся в пересадке сердца, печени, почек, легких и поджелудочной железы растет. В нашей стране царит гигантский дефицит донорских органов.Читать дальше >>>