В рассказе о дальневосточном леопарде каждый раз приходится использовать определения «самый» и «единственный». Это самый северный подвид леопарда и единственный, научившийся жить и охотиться в снегах. Это самый миролюбивый из леопардов и единственный, кто «подписал» с человеком пакт о ненападении. Но, к сожалению, этот пакт оказался односторонним. Наш леопард никогда не нападает на человека, а человек остается для него смертельной угрозой. До середины прошлого века леопарда не только никто не охранял, но и каждый обязан был истреблять его как хищника, приносящего вред советскому народному хозяйству. Кроме целенаправленного отстрела самого леопарда человек интенсивно охотился и на животных, составляющих его рацион — косулю и пятнистого оленя, вырубал леса, систематически выжигал растительность, прокладывал дорогу через места его обитания. Леопард нередко попадал в петли и капканы, предназначенные для других видов животных.

В результате исторический ареал зверя стремительно «усыхал», леопард исчез из Южного Сихотэ-Алиня и сохранился лишь на юго-западе Приморья. Запрет на охоту и внесение дальневосточного леопарда в Красную книгу произошли слишком поздно. И этот подвид оказался самой редкой крупной кошкой на планете. В начале нынешнего столетия популяция насчитывала не более тридцати особей. А значит, перешагнула грань возможностей восстановления и сохранения.

Тридцать лет назад нас, одиночек, пытавшихся что-то предпринять для спасения пятнистого красавца, можно было по пальцам пересчитать. И ни до кого из власть предержащих докричаться мы не могли. Да и кто бы захотел брать на себя ответственность за редкий вид, который со дня на день исчезнет с лица Земли по всем законам биологии?

Но леопард бросил вызов популяционным учениям. Он все не исчезал и не исчезал. Есть у него какая-то военная тайна, которую он хранит от ученых, как Мальчиш-Кибальчиш от буржуинов. Он не исчезал, хотя на реально охраняемой территории крошечного (18 тысяч гектаров) заповедника «Кедровая падь» умещалось лишь пять-шесть зверей. Остальным приходилось выживать на неохраняемой территории. И популяция численностью в тридцать особей дожила до перемен к лучшему.

В 2012 году мечта Всемирного фонда дикой природы (WWF) России, осуществления которой мы добивались семнадцать лет, стала явью. Был создан национальный парк «Земля леопарда», взявший под охрану почти 300 тысяч гектаров — примерно 80 процентов нынешнего ареала редкой кошки. Для его поддержки была создана некоммерческая организация «Дальневосточные леопарды». На государственном уровне утверждена «Стратегия сохранения дальневосточного леопарда». К чему все это привело?

По результатам последнего фотомониторинга, проведенного в национальном парке «Земля леопарда» при поддержке WWF России, Общества сохранения диких животных (WCS) и АНО «Дальневосточные леопарды», идентифицировано 57 особей. Следовательно, можно утверждать, что с момента создания национального парка «Земля леопарда» популяция увеличилась в два раза: в 2007 году учет по следам на снегу показал, что на данной территории обитали 30-35 леопардов. С одной стороны, это гигантский прогресс. С другой стороны, популяция этого хищника по-прежнему катастрофически мала. Но леопард дал нам понять, что экстренные меры себя оправдали. И пора переходить к долгосрочным масштабным планам.Читать дальше >>>