Проблема утилизации  электротехнического мусора в России с каждым днем становится все актуальнее. Ведь технический прогресс не стоит на месте, и мы все чаще можем позволить себе не ремонтировать старую бытовую технику, а купить новую.

Но программы по сбору и утилизации отработавшего электрического и электронного оборудования у нас в стране, к сожалению, нет. Каждый год во всей России его выбрасывается около 750 тысяч тонн, из которых 60 тысяч — в одной только Москве. В конце 1990-х годов рынок услуг по переработке радиоэлектронных и бытовых устройств в стране начал умирать. Причина была проста: в Советском Союзе не жалели драгоценных металлов даже для производства бытовой техники, не говоря уже о вычислительных машинах, приборах и военной радиоэлектронике. К началу 2000-го запасы советского сырья истощились, бизнес по переработке отходов стал не таким выгодным. В результате к 2007 году множество мелких компаний либо закрылись, либо были поглощены более крупными. И сегодня компьютеры, телевизоры, радиоприемники, мобильные телефоны и любая другая техника чаще всего гниют на свалках, выделяя в воздух и почву токсичные вещества.

Избавиться от устаревших компьютеров и оргтехники большим компаниям не так-то легко. Просто выбрасывать их нельзя, за это предусмотрены штрафы. К тому же техника содержит какое-то количество драгоценных металлов, а согласно российским законам организации должны вести их учет. Поэтому утилизация компьютеров и другой оргтехники строго регламентируется.

Простым людям не легче. Освободиться от «старья» официально и бесплатно частному лицу в нашей стране не удастся. Например, за прослуживший много лет  холодильник или стиральную машину придется выложить от тысячи до полутора тысяч рублей. Понятное дело, что проще дотащить все это до ближайшей мусорки и оставить там. Здесь и начинается «круговорот ядов в природе». Свинец, ртуть, кадмий и еще половина таблицы Менделеева, а также продукты горения пластика попадают в окружающую среду, разрушают экосистему. Это приводит к росту числа онкологических заболеваний, нарушению работы кровеносной, нервной и репродуктивной систем, щитовидной железы, ухудшению памяти.

По данным ООН, каждый год в России свалки становятся причиной смерти примерно миллиона птиц, 100 тысяч морских млекопитающих и неисчислимого количества рыб. Не менее опасно для окружающей среды холодильное и климатическое оборудование, содержащее фреоны.

В России работают сотни компаний, утилизирующих отходы бытовой и радиоэлектронной техники. В их работе есть ряд серьезных недостатков. Во-первых, большинство из них обслуживают только юридических лиц, потому что вывозить устаревшую технику по отдельности от граждан дорого и невыгодно. Легче забирать ее «оптом» из офисных центров, институтов и заводов.

Во-вторых, эти фирмы часто специализируются на одном виде техники — например, только холодильниках, стиральных машинах или плитах, но не на телевизорах, компьютерах или мобильных телефонах.

Но самая главная проблема — качество утилизации. В Европе перерабатывается более 90 процентов от общей массы радиоэлектронного лома, а в России нередко менее половины!

Российские законы предписывают отправлять платы, соединители и элементную базу на аффинажные заводы. Их всего восемь во всей стране. Но ни один из них не примет на переработку технику «в сборе». Поэтому разборка ложится на плечи частного бизнеса.

С точки зрения законов электронный мусор относится к «отходам низкой опасности», и за нарушение закона предусмотрен сравнительно небольшой штраф. Поэтому многие выбрасывают электромусор где придется, вместо того чтобы отдать его на утилизацию.

С другой стороны, радует, что в Россию практически не ввозятся отходы радиоэлектроники из-за границы. Благодарить за это надо, конечно, отнюдь не сознательных граждан. Такая ситуация сложилась из-за закрытости нашего рынка, а также высоких транспортных тарифов и таможни. Во всем мире утилизация электромусора происходит прежде всего на основе положений Базельской конвенции — международного соглашения, регулирующего перемещение небезопасных отходов из одного государства в другое. Я уверен, что подавляющее большинство руководителей наших предприятий, участвующих в решении этой проблемы, даже не слышали о ней.Читать дальше >>>