Вы никогда не задумывались о том, что покупка литра молока, пачки сливочного масла и килограмма картошки может быть не менее ответственным гражданским поступком, чем, например, участие в выборах?

Покупаете российские продукты — поддерживаете соотечественников. Тратите деньги на финское молоко, голландские помидоры и французскую минеральную воду — помогаете европейским фермерам. Может, конечно, я преувеличиваю, но мне кажется, что самые простые вещи, на которые мы тратим деньги, — это и есть самая наглядная демонстрация нашего отношения к стране.

Чуть ли не половина продовольствия, которое реализуется в Москве, привезена из-за границы. В московских ресторанах минеральная вода из России считается дурным тоном — вам предложат или норвежскую (самую дорогую), или французскую, или итальянскую. Самолет с рыбой прилетает откуда-то с Кипра раз в неделю, картошку везут из Франции, и даже знаменитое «вологодское масло» оказывается «сделано в Финляндии». Считается, что импортные продукты качественнее российских. Нередко это действительно так.

Почему нам выгоднее ввозить овощи и фрукты, мясо и рыбу из-за границы, чем выращивать все это у себя дома? Из традиционной аграрной державы Россия превратилась в крупного покупателя продовольствия — и вот уже рекламные агентства приглашают в пресс-туры по немецким свинарникам, чтобы осветить жизнь простых крестьян, мечтающих о новых рынках сбыта. Действительно, чем свиньи из Германии должны быть хуже автомобилей, электричек, скоростных поездов и спортивных костюмов, которые мы уже и так закупаем в большом количестве?

Зависимость от импорта продовольствия — не только российская проблема. Еда дорожает по всему миру — виной тому рост численности населения, повышение доходов среднего класса и глобальное изменение климата, которое ведет к гибели урожая от засух и наводнений.

Так что мы будем есть лет через пятьдесят? На этот вопрос пытаются ответить авторы большого репортажа о научных экспериментах с продуктами будущего (стр. 66), а также писательница Татьяна Толстая, которая проанализировала сегодняшний день русской кухни.

А вот жители итальянских деревень вряд ли покупают помидоры в Голландии и уж точно не возят рыбу на самолетах. И что-то подсказывает мне, что в провинциальной Италии нет и псевдояпонских забегаловок, где можно разбогатеть, продавая вареный рис с сырой рыбой.

Зато там есть свежие овощи и фрукты и недорогие, но вполне качественные местные вина. Возможна ли такая сказка у нас лет через пятьдесят? Или так и будем летать на каникулы в Италию, чтобы отдохнуть от московских цен? Вернется ли к нам на стол варенье из крыжовника, о котором пишет Татьяна Толстая, или его окончательно вытеснят импортные джемы? geo_icon