Новости партнеров


GEO приглашает

В Киеве, в американском культурном центре America House проходит выставка «Шик-модерн» молодой украинской художницы Пацци Пеннелло (Pazza Pennello). На картинах, написанных акрилом в стиле поп-арт, запечатлены товары и бренды, хлынувшие на постсоветское пространство после падения железного занавеса


GEO рекомендует

Hisense — китайский бренд с почти 50-летней историей выходит на российский рынок и представляет линейку лазерных телевизоров, холодильников, стиральных машин и кондиционеров


Новости партнеров

Коктейль из крови с водкой

Писатель и путешественник Григорий Кубатьян — о супе из кобры, салате из рыбьих глаз и прочих особенностях вьетнамского стиля жизни
текст: Григорий Кубатьян
Julia White

Главная торговая улица городка под названием Фантхьет будто разбита на сектора. В одном продают подержанные мотороллеры, в другом — котлы и кастрюли, в третьем на тротуар выставлены плетеные кресла, коренастые тумбочки и изящные книжные стеллажи. Все, что необходимо, чтобы обставить жилье во вьетнамском стиле.

Внутри магазина темновато: свет проникает в помещение через входную дверь. Это и не дверь даже, а, скорее, ворота, как в гараже. На ночь товар вносится внутрь, ворота запираются и магазин становится обычным жильем. Большинство вьетнамцев живут именно так: дом у дороги позволяет вести бизнес и защищает от бедности надежнее государственных гарантий, которых в формально социалистическом Вьетнаме и вовсе нет. За все нужно платить: образование, медицину, жилье. Даже пенсию получают лишь бывшие госслужащие, военные и полицейские. Остальных кормят семейный бизнес, придорожные дома-магазины, дома-кафе и дома-мастерские.

Типичный вьетнамский дом вытянут, как вагон поезда. В этих зданиях большинство жителей страны едут из героического прошлого к светлому капиталистическому будущему.

«Дили-динь-динь!» — звенят повешенные у входа в лавку металлические палочки. Такие обычно можно увидеть в буддийских храмах. Каждый вьетнамский дом — почти что храм, даже если это магазин. На полках расставлены фотографии родственников, статуэтки Будды и богини милосердия Куан Ам. Умершие родственники почитаются как божества. Здесь верят, что покойники становятся духами. Специально для них строят домики на заднем дворе или у входа.

Перед статуэтками и фотографиями предков воткнуты ароматические палочки, горкой лежат фрукты. Мясо богам не предлагают, национальные божества — вегетарианцы. Хотя сами вьетнамцы не представляют себе жизни без куска мяса и каждое утро начинают с тарелки мясного супа фо с лапшой.

«Чичваррк…» — из угла комнаты раздаются звуки, похожие на те, что исторгает слив в ванной, втягивающий в себя остатки воды. Молодые люди поглощают свой завтрак. Во Вьетнаме считается, что чем шумнее ты ведешь себя во время трапезы, тем больше тебе нравится еда. То есть икать и чавкать —  прилично.

Я люблю вьетнамскую кухню — в основном. В ней много рыбы и морепродуктов. В уличных ресторанах прибрежных городов подают огромных кальмаров и лангустов, тигровых креветок и рака-медведя, морских угрей и гребешки, устриц, соленых, копченых и жареных мидий. Если не страшно, то можно попробовать лягушачьи лапки, салат из медузы или рыбьих глаз, а также ящерицу. Местные гурманы любят морской язык, суп из черепахи и жаркое из ядовитой иглобрюхой рыбы. Еще у них популярен жутковатый ритуал поедания живой кобры.

Однажды я видел, как русская пара заказала себе кобру — недешевое блюдо. Подвыпивший плотный мужчина храбрился и утверждал, что раз уж они во Вьетнаме, то все нужно попробовать. Официант вынес толстую полутораметровую змею, повертел в руках, дал потрогать — живая. Потом ударом ножа отсек кобре голову и положил ее на блюдце. Повернув тело змеи хвостом вверх, он как из шланга вылил кровь в стакан с водкой и протянул его мужчине. Затем надрезал кобру ножницами и вынул еще бьющееся сердце.

Живое змеиное сердце — главный деликатес, его нужно проглотить, запивая коктейлем из крови с водкой. Турист позеленел и не смог засунуть пульсирующий темный сгусток себе в рот. Сникшему мужу на помощь пришла жена: «Давай, раз такие деньги заплатили!» О, великие русские женщины... Дама проглотила сердце и запила его кровью, а кобру унесли на кухню, чтобы из мяса сварить суп.

Что вьетнамцу хорошо, то русскому… Ну, не смерть, конечно, но отвращение испытать можно. Тут едят жареных насекомых, жуков, пауков и тараканов. Мой знакомый молодой вьетнамец превратил свой скромный деревенский дом в кузнечиковую ферму.

«Шуффф-шуффф!» — десятки тысяч кузнечиков начинают носиться по своим коробам, когда вы входите в комнату. Если целый симфонический оркестр вместо скрипок и гобоев вооружить индейскими «дождевыми палками» из сухих кактусов, то и тогда эффект будет не столь силен. О том, как разводить подобных насекомых, он вычитал в интернете. Этот бизнес не совсем типичен для Вьетнама, он, скорее, распространен в Китае или Таиланде, тем не менее в дорогих вьетнамских ресторанах спрос на жареных кузнечиков высок. Технология простая: картонные короба, внутри полиэтиленовая пленка, деревянные рейки и старые газеты. Там они и живут, питаясь порезанными бананами и их листьями, картофелем и крупой. Когда насекомые набирают нужный вес, хозяин достает из короба рейки, газету и прочую труху, и на покрытом полиэтиленом дне остается только богатый белком живой продукт. В этой же пленке товар и отправляется к заказчику.

Вьетнамцы — отличные торговцы. Раньше девушки сами покупали себе мужей. Точнее, меняли их на быков. У горных племен эти животные считались основной разменной единицей. Ценность быка определялась размахом его рогов. А еще их меняли на бронзовые гонги, которые служили не столько для музицирования, сколько в качестве культовых инструментов. Их покупали шаманы, общавшиеся с духами и предсказывавшие будущее.

Вьетнамская музыка — высокая, резкая и не слишком мелодичная — сомнительна с точки зрения классического западного искусства. Но вот в то, что эта какофония способна разбудить мертвых духов, я готов поверить.

Как ни приучали европейские колонизаторы вьетнамцев к католическим ценностям, те все равно практиковали магию и культ предков. Тогда умные французы сто лет назад смешали свой католицизм с местной деревенской магией и получили искусственную и лояльную к власти религию као дай. Эта вера жива и по сей день — крупнейший храм расположен возле камбоджийской границы недалеко от Хошимина.

В этом похожем на католический, но по-восточному разноцветном храме на месте алтаря установлен огромный шар с изображенным на нем глазом. Адепты религии као дай почитают Всевидящее око, считая его почему-то левым глазом верховного бога. Якобы он может заглянуть в душу человека именно левым глазом.

В качестве святых почитают ученых, философов и писателей Европы и Азии: Виктора Гюго, Рене Декарта, Луи Пастера, Лао Цзы и вьетнамского поэта Нгуена Бинь Кхьема. А также: Моисея, Будду, Христа, Юлия Цезаря, Льва Толстого, Бенито Муссолини, Владимира Ленина и вдобавок Михаила Горбачева! Если на том свете существует какой-то пантеон святых религии као дай, то им всем там не будет скучно.

23.01.2014