Воздух в Кабуле пахнет гарью, потому что многие местные жители по-прежнему топят свои печи углем. И каждый раз, выходя из самолета в Кабуле, я чувствую эту гарь и испытываю смесь чувств, не похожую ни на что. Я вижу горы в розовом свете, военные вертолеты, линию города. Афганистан —  загадочное место.

Жить здесь сложно, заниматься журналистикой еще сложнее, а путешествовать — опасно. Несколько месяцев назад меня взяли в заложники, но, разобравшись, отпустили. Я уже был готов провести год в подвале в ожидании выкупа, когда лесные братья решили, что русского надо выпустить. Почему они так поступили, сложно сказать. Командир приказал. Может быть, он подумал, что я бесполезный груз. А может, понимал, что его отряд не готов держать заложника. После этого случая я решил не брать отпуск, а продолжить работать. Я думал, что, если уеду, больше не вернусь. Не смогу преодолеть страх.

В афганской войне сложно разобраться: в ней много сторон, много силовых групп, у всех свои интересы. И все врут. Среди талибов есть несколько больших групп и много маленьких. Есть просто бандиты, которые называют себя Талибан: они по-прежнему грабят грузовики на большой дороге, но теперь делают это не просто так,
а во славу джихада. Поэтому они не преступники, а герои. Есть среди талибов убежденные бойцы, которые выросли в обеспеченных семьях и получили хорошее образование, но отправились убивать тех, кто убивает мусульман. Есть наемники, которые просто не могли найти работу
и пошли воевать за деньги. Им не очень хочется стрелять и прятаться в горах, но заставила безработица. Есть такие, кто никогда не был на войне, но говорит, что был, потому что за джихад уважают. Есть семейные террористические предприятия, такие как Сеть Хаккани, для которых терроризм — любимый бизнес.

А вообще, афганцы — очень симпатичные люди. Добрые, гостеприимные и никогда не говорят гостям «нет». Если очень нужно сказать «нет», они все равно говорят «да», просто потом понимаешь, что это было неправдой.

Мы с двумя коллегами из Голландии и США снимаем дом в тихом районе Кабула. Сегодня утром один из них пригласил в дом талибов на интервью. Афганцы плохо сидят за столами. В основном они сидят на полу, скрестив ноги по-турецки. Столы настолько неудобны для афганцев, что они часто что-то разливают. Роняют чашки с чаем на пол. У нас в гостиной только столы. Это была ошибка, но мы хотели, чтобы было как дома. Сегодня талибы опять разлили чай.

Главная интрига в Афганистане сейчас: что будет после 2014 года, когда из страны уйдут войска НАТО. Местная экономика держится на миллиардных вложениях западных стран, в основном США. Подразумевается, что деньги поддерживают инфраструктуру, местную армию и позволяют правительству оставаться на плаву. Но на самом деле, правительство — это коррупционеры и преступники, просто не нашлось лучших. Родственники президента торгуют наркотиками. Чиновники и силовые структуры воруют. И что будет после 2014-го, неясно. Так что все стараются наворовать побольше сейчас.

Иностранным военным нужно закончить войну, но они не знают как. Здесь уже не до честности и свободы слова. Они проиграли, причем с треском. И теперь нужно постараться сохранить лицо и улететь домой. Европейцы больше не верят в успех этой кампании. Они хотят, чтобы их правительства перестали отправлять солдат на смерть и тратить деньги на это. Они понимают, что их обманули.

В США ситуация с поддержкой населения легче, но тоже ухудшается. В своих предвыборных кампаниях президент Обама и кандидат от Республиканской партии Ромни стараются не упоминать бесславные войны в Ираке и Афганистане. Они предпочитают просто не говорить о них, как будто их нет и не было...

Три недели назад к нам в ворота постучался человек. Он привез на тележке свеклу и предлагал купить. Его звали Хассиб, он приехал из южной провинции Гильменд и поселился в лагере беженцев. Его семья погибла, когда в деревне завязался бой. Талибы открыли огонь по патрулю американской морской пехоты, и вертолет НАТО разбомбил глиняные дома, за которыми они прятались. Один из домов принадлежал Хассибу. Его жена и четверо детей, которые были в доме, погибли. Хассиб и его девятилетний сын Хамидулла уцелели, потому что Хамидулла вывихнул палец и отец повез его на мопеде к доктору.Читать дальше >>>