Сайты партнеров




GEO приглашает

С 14 октября по 5 ноября в Экспоцентре на Красной Пресне пройдет XI Международный фестиваль дикой природы «Золотая Черепаха». 14 октября состоится творческая встреча с лауреатом престижных международных конкурсов, членом Международной Лиги Природоохранных Фотографов (iLCP) Мишелем Рогго, где он представит экспозицию своих лучших работ


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Город, где все улыбаются

Актриса Евгения Брик — о доброжелательности американцев, детских днях рождения и русском квартале в Голливуде
текст: Юлия Брик
Julia White

Первый раз мы с мужем приехали в Лос-Анджелес как туристы в 2008 году. Я тогда была беременна и скоро поняла, что хочу растить ребенка в этом спокойном, безопасном и красивом городе, где все тебе улыбаются. Теперь я живу на два города: работаю в Москве, а в перерывах между съемками на несколько месяцев улетаю с дочкой в Лос-Анджелес.

Когда я ходила беременная, случайные прохожие говорили мне: «Поздравляем!» Спрашивали: «А какой у вас срок? А кто будет — мальчик или девочка?» Как будто я одна во всем мире жду ребенка. Или, например, захожу как-то раз в кафе, свободных мест нет. Какие-то школьники заметили, что я в положении, и сразу уступили мне столик. Когда я покупала в магазине книжку для беременных, девушка на кассе сказала: «Поздравляю!» А вся очередь улыбалась. Я засмущалась, покраснела. Сначала меня все это удивляло, но к такой доброжелательности быстро привыкаешь. Улыбка американцев — не притворство, а признак уважения друг к другу. И моя дочка, которой сейчас три года, переняла у американцев их лучшие «привычки»: когда впервые в Москве она зашла в вагон метро, начала со всеми здороваться.

Американцы обожают детей, пожилых людей и собак. Мы идем с Зоей по улице, и незнакомые люди говорят: «Какая красивая девочка!» Все дети знают слова вежливости: «извините», «здравствуйте», «добро пожаловать». На детской площадке уступают качели тому, кто младше. Американцы заботятся о социализации детей с самого раннего возраста. Ребенка уже с года водят на рисование, танцы. Там дети учатся общаться между собой и с преподавателем. Еще мне нравится, как в Америке отмечают детские дни рождения: по субботам в парках стоят десятки столиков и стульчиков, украшенных воздушными шарами. Приглашения на такие вечеринки присылают по почте — с открытками, в конвертах. Американцы умеют превратить праздники в сказку.

Однажды я на секунду отвернулась в магазине, а Зоя отошла от меня и встала на эскалатор. Ей было всего полтора года, она еще плохо на ногах стояла. И какой-то человек быстро сориентировался, взял ее на руки, доехал с ней до верха и спустился вниз. В Лос-Анджелесе создается такое ощущение, что не только ты, но и все вокруг наблюдают за твоим ребенком. Наверное, это лучшее место в мире для того, чтобы растить детей.

Как-то раз меня пригласили на пробы для короткометражки. Я была тогда в Лос-Анджелесе одна с дочкой: ни мужа, ни мамы. Я говорю: «К сожалению, не смогу прийти, не с кем оставить ребенка». А кастинг-директор отвечает: «Приходите с ребенком». Пока я проходила пробы, Зою развлекали гримеры, костюмеры, другие сотрудники кастинга. Меня удивило, что все актрисы, которые пришли на кастинг, желали друг другу удачи. Я тогда не распечатала текст для проб, а какая-то девушка говорит: «Возьмите мой, почитайте». У всех было осознание того, что если суждено, то именно она будет играть эту роль, если нет, то не надо завидовать. Настоящим открытием для меня было то, что многие американские актеры и режиссеры читали Станиславского.

Конечно, Лос-Анджелес — это столица кино. Но это выражается не только в том, что в ресторанах люди с большими фотоаппаратами сидят часами на одном месте и караулят знаменитостей. Там совершенно другая культура просмотра фильмов. В кинотеатрах люди едят чипсы только во время рекламы, а во время фильма не болтают и выключают звук телефонов. Хорошо помню, как однажды в кино я достала из сумочки телефон, а он засветился. Женщина, которая сидела рядом, посмотрела на меня с укором и осуждением.

В России считают, что Голливуд — это место, где на лавочке сидит Анджелина Джоли. Там действительно есть виллы звезд, но есть еще жилые кварталы и туристическая зона. Кстати, именно в Голливуде находится русский район. Многие наши бывшие соотечественники буквально из окон своих квартир видят знаменитую надпись Hollywood на горе. В русском районе много магазинов со смешными названиями типа «Распутин», где можно купить и гречку, и докторскую колбасу.

Если Нью-Йорк — город быстрый, город карьеристов, бизнесменов, холостяков, где все вечно куда-то бегут, то Лос-Анджелес — город для семей с детьми и пенсионеров, очень расслабленный. Нью-Йорк похож на Москву, Лос-Анджелес — на Питер. Здесь рано встают и рано ложатся.

Мы с семьей снимаем квартиру в Санта-Монике — это район рядом с океаном, где живут в основном пожилые американцы. Купить там недвижимость невозможно, потому что ее никто не продает. Все сами хотят там жить. По утрам местные жители приходят с ковриками к океану и занимаются йогой или бегают по парку с собакой и стаканом кофе из «Старбакса».

Для меня Лос-Анджелес — это второй дом. Может быть, потому что это родной город моего ребенка. Америка вообще очень гостеприимная страна, здесь себя не чувствуешь иностранцем. Ты можешь плохо говорить по-английски или вообще не говорить. И местные жители не будут делать вид, что они тебя не понимают, как, например, во Франции. Иностранцу в Америке проще адаптироваться, чем в Европе.

Как и в любой стране, в США есть странные правила и законы, к которым трудно привыкнуть. Например, медсестра в роддоме каждый раз, когда давала лекарства, спрашивала мое имя и фамилию. Хотя она меня знала прекрасно и уже сто раз была у меня в палате. Сначала меня это шокировало. Но потом я поняла, что она делает это для моей же безопасности — чтобы не дать случайно не ту таблетку. И эта четкость во всем начала мне нравиться. Но многие мои русские друзья не сразу привыкли к порядку. Платили по 500 долларов за проезд на красный свет, неделю работали дворниками за то, что выкинули окурок на дорогу.

Мне тоже один раз пришлось понервничать. Мы ехали с мужем на машине. Нам уже зажегся зеленый, но по переходу продолжала идти женщина. Мы все-таки проехали, потому что она была еще в другом конце дороги, мы никак не угрожали ее жизни. Тут же откуда-то взялся полицейский на мотоцикле — красавец в темных очках, как из кино, похожий на Терминатора, и говорит в громкоговоритель: «Прижмитесь к обочине». Мы сидим, хлопаем глазами, он сначала тысячу раз извинился за то, что остановил нас, а потом дал бумагу с описанием нарушения. По закону водитель может или оплатить штраф, или прийти в суд и доказать, что он ничего не нарушал. Причем, если полицейский в указанный день и час на суд не придет, водитель автоматически выигрывает дело. Мы заплатили штраф, но могли бы пойти в суд и даже его выиграть, если бы доказали, что никак не угрожали жизни пешехода.

Конечно, я не смотрю на Америку через розовые очки. У местных жителей там много проблем, как и везде. Вдобавок бывают землетрясения. Как-то раз я чистила зубы дома и поняла, что меня тошнит. Я подумала, это зубная паста какая-то плохая. А потом выхожу из ванной и вижу: жалюзи качаются, а из бассейна вышла вода. Оказалось, это было землетрясение. К счастью, пока это единственное неприятное ощущение, с которым мне пришлось столкнуться в Лос-Анджелесе.

26.12.2012