Правда, что с развитием технологий ностальгия слабеет?

Молодежь к нам приходит нечасто, это правда: у них другие способы общения, другие средства связи, меньше потребность в камерных встречах. Но думаю, дело не в технологиях, а в устремлениях. Молодым надо пробиться, прижиться в новой стране. О ямбах и романсах они подумают после.

Встреча «Глагола» проходит в зале протестантской общины. У ассоциации есть религиозный подтекст?

Мы снимаем этот зал, потому что протестанты недорого просят. На аренду уходят почти все членские взносы — 30 евро в год с человека. У пропаганды русской культуры за рубежом нет финансовой базы, бюджетной поддержки: все держится на маленьких самостоятельных ячейках, как наша.

Французы действительно интересуются русской культурой, или это нам важно, чтобы они ею интересовались?

Многие французы ведь не знают, что романс пришел в Россию из Франции, а сюда — из Испании. На наших вечерах в Российском культурном центре я рассказываю об этом, и в их глазах загорается интерес: после концерта они подходят и спрашивают, где узнать побольше, где купить диски. К сожалению, у нас нет средств приглашать профессионалов. Но среди любителей попадаются самородки, а их энтузиазм заражает – это вполне отвечает нашим целям.

К каким аспектам русской культуры французы особенно восприимчивы, а к каким нет?

Восприимчивы к женщинам (смеется). Многие приходят за женами или «по следам» сентиментальных отношений. А если серьезно, то поэзия, например, не занимает такого важного места во французской культуре, как в русской. Это и понятно, ведь французы прагматики. Если человек живет страстями, он сочиняет стихи и музыку, если продумывает жизнь наперед – скорее, пишет пьесы или снимает кино.

Неужели культура, в которой есть Рембо, Верлен, может быть непоэтической?

Занимаясь многие годы художественным переводом, я столкнулся с тем, что подстрочник стихотворения французы воспринимают как его полноценный перевод. А то, что нужно сохранить рифму, ритм, размер – это детали. У них другое отношение к слову, у слова другие функции. Видимо, не случайно в Париже до недавнего времени не отмечался провозглашенный ЮНЕСКО Всемирный день поэзии. С нашей помощью это исправлено.

Зато в кино они сказали свое веское слово, а мы все никак не можем.

В кино важен профессионализм. У французов, на мой взгляд, мало гениальных фильмов, но много хорошо сделанных. Русскому же менталитету профессионализм не свойствен: мы все делаем приблизительно в силу нашей страстной натуры.

Русские сторонятся друг друга за границей. Чем же вы их сплачиваете?

Каждая волна эмиграции стеснялась последующей: аристократы сторонились жертв революции, белая эмиграция – эмиграции советской, высланные интеллектуалы не принимали военных, осевших в Париже после Второй мировой, военные презирали диссидентов, выехавших в 1970-е «по визам». «Колбасная эмиграция» 1980-х, те самые «новые русские», искавшие лучшей жизни, своим бескультурьем вообще вошла в поговорку. Проблема теперешних переселенцев в том, что многие не говорят на французском, в отличие от эмигрантов начала ХХ века. Но всем хочется самовыражаться и получать поддержку. Для этого, в общем-то, мы и собираемся. geo_icon