Гигантское  мусорное пятно посреди Тихого океана — вещь давно известная. Миллионы квадратных километров пустых бутылок и зубных щеток, качающихся на волнах. Рваные пакеты и пенопластовые подложки, на которые в супермаркетах помещают каждый персик или яблоко, чтобы придать фрукту солидности.

В декабре 2010 года испанские власти устроили в открытом море охоту на мусор с сетями, чтобы определить общее количество пластика на поверхности Мирового океана. В экспедицию «Маласпина» снарядили два исследовательских судна с 250 учеными на борту, и те полгода плавали между Кейптауном, Рио-де-Жанейро, Гонолулу и Сиднеем. Этим летом был опубликован результат подсчетов. Гигантских пятен обнаружилось целых пять — по числу больших океанических циклов, то есть замкнутых течений, охватывающих территории размером с континент. А самого пластика — от семи до 35 тысяч тонн.

Много это или мало? Представьте себе грязный мешок из-под мяса в бассейне. Он весит около грамма, однако мы без колебаний назовем безнадежно испорченными сто тонн ослепительно голубой воды.

Но океанологи неожиданно говорят, что десятки тысяч тонн — скорее мало, чем много. И добавляют: лучше бы этой грязи плавало в сто раз больше.

За год человечество производит 300 миллионов тонн пластика. Еще в 1970-е была построена математическая модель, установившая, что в океан утекает примерно 0,1 процента этой массы. Достаточно, чтобы один из тысячи одноразовых стаканчиков провалился в решетку канализации и пустился в долгое путешествие к морю. 0,1 процента от 300 миллионов — это 300 тысяч тонн в год. Почему цифры не сходятся?

Рабочая гипотеза такая: заметную часть этих 99 невидимых процентов съедают морские организмы, участвующие в сложных пищевых цепочках океана. Большие рыбы поедают малых, а последнее звено цепочки — человек. Омар под лимонным соусом на пляже в Керале или крабовые палочки в студенческом салате — новая зона риска.

Тропическое солнце заставляет бутылки трескаться, а прибой дробит их о камни. И вот уже в пробах льда из Антарктики начали находить мелкие, едва заметные волокна. Этот измельченный пластик собирает ядовитые молекулы, как пчела пыльцу: от ДДТ и пестицидов, попавших в океан из сточных вод, до продуктов распада менее стойкого мусора. То есть рыбы глотают не просто обломок зубной щетки, а готовую пилюлю с ядом. И отправляются к нам в холодильник.

Как с этим бороться? Вроде бы все просто: не сорить, и дело с концом. Но свой вклад вносят даже те, кто привык к порядку и аккуратности. Выбросили в контейнер тщательно завязанный пакет? На мусорном полигоне его ждут чайки, ветер, ливни и другие силы природы, способные порвать упаковку и донести баночку из-под йогурта до ближайшей сточной канавы.

В июне геологи обнаружили на Гавайях пластигломерат — новый вулканический минерал, частично состоящий из переплавленной пластмассы. Хочется, чтобы археологи будущего, наткнувшись на такой камень, могли уверенно сказать: «Пластигломерат? Значит, наш образец не позднее 2020-го, когда неразлагаемый пластик объявили вне закона». Отказались же люди от канцерогенных асбеста и нафталина.

Так, конечно, не выйдет. Потому что бутылкам, болтающимся на волнах уже сейчас, предстоит разлагаться и кормить собой рыбу еще лет четыреста. geo_icon