Биохакерские сообщества во всем мире очень не похожи друг на друга. В одних создают трехмерные принтеры для печати клетками, в других модифицируют геном бактерий, в третьих делают арт-инсталляции из дрожжей. Да и формируются они по-разному: где-то это зарегистрированные организации со спонсорами и членскими взносами, где-то просто части хакерских лабораторий, раздобывших биомедицинское оборудование, где-то группы любителей при профессиональных учреждениях, проводящих мастер-классы. В Киеве наше сообщество мы основали при содействии лаборатории патофизиологии и иммунологии Института геронтологии Национальной академии медицинских наук Украины.

Меня с детства интересовала биология старения. Мне всегда казалось, что одряхление — это ужасно и наука должна найти способы его победить. Я начал переписываться с единомышленниками по всему миру, вступил в Международный альянс за продление жизни. В одном из наших проектов мы интегрируем разные связанные со старением данные с целью более удобного их изучения и систематизации. Биологию я тогда знал на школьном (то есть нулевом) уровне, поэтому занялся самообразованием.

Многие сайты в интернете открывают сегодня огромные возможности для освоения самых разных областей. Но в отличие от программирования, где все можно понять и выучить онлайн, в биологии теория может быть оторвана от практики. И даже если сосредоточиться на сугубо биоинформатической стороне, крайне желательно получить хоть какое-то представление о том, как обстоит дело в реальности. Поэтому я договорился с лабораторией иммунологии о нескольких занятиях, где изучали основы работы, искусство владения дозатором-пипеткой и спектрофотометром, извлечение ДНК и ПЦР-анализ (полимеразная цепная реакция), обращение с культурами клеток.

Прошлым летом к нам в лабораторию приехал французский ученый Эдуар Дебонней — мой товарищ по Альянсу за продление жизни. Эдуар посетил одно занятие сообщества, где мы извлекали генетический материал.

Его визит был связан с нашим совместным экспериментом по продлению жизни мышей с помощью переливания плазмы от молодых особей старым. На его взгляд, массовые тесты на мышах — это то, чего так не хватает в исследованиях старения. Во многих странах Запада, во Франции в том числе, на работу лабораторий накладывается много ограничений, связанных с работой с биологическим материалом. В результате подобные эксперименты дешевле и удобнее проводить в таких странах, как Украина.

Накануне его прибытия мы с Эдуаром обсуждали идею опыта по изучению влияния комбинации перспективных геропротекторов на продолжительность жизни животных. У нас было все, кроме денег. На одном из занятий сообщества мы решили воспользоваться краудфандингом. Осенью мы провели международную кампанию по сбору средств в интернете — и собрали более 21 тысячи долларов на серию экспериментов, которые продолжаются до сих пор.

Сейчас наша «мышиная» тема получила свое развитие. Один из наших участников — специалист по компьютерному зрению. Благодаря этому родилась идея детектора смертности, который потенциально может положительно повлиять на ход тестов по увеличению сроков жизни мышей и крыс во всем мире. Ведь тесты на продолжительность жизни — один из важнейших экспериментов в биологии старения. И наиболее гуманный, ведь мыши умирают от старости, а не в результате насилия.

Вот только мышь может отдать концы в неурочный час. Из-за чего будет трудно определить причину смерти и невозможно измерить многие важные параметры перед ее приходом, вроде экспрессий генов. Созданный на базе доступных и дешевых материалов «тепловизор» с программным обеспечением для распознавания изображения и анализа температуры должен определить, какая из мышей в клетке уже умерла и начинает остывать. Система подает сигнал, чтобы трупик забрали и положили в холодильник.Читать дальше >>>