Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Стейк без крови

В этом месяце научный журналист Борислав Козловский рассуждает о том, как выращивание мяса в пробирке изменит погоду за окном и качество лекарств в аптеке
текст: Борислав Козловский

Бывают презентации смартфонов и приложений для них, а стартап Memphis Meats из Сан-Франциско этой весной устроил презентацию куриной котлеты. Ее приготовили из мяса, выращенного в лаборатории: куриные мышечные клетки заставили размножаться вне птичьего организма. Расходы на производство 450 граммов такого мяса оценивают в 9000 долларов. 

У изданий не про науку, которые эту новость перепечатали, она проходит по разряду «странное». Кто-то целый год строит 111-этажный карточный домик, кто-то выкладывает из кубиков лего танк в натуральную величину — а тут ученые потратили кучу сил и времени, чтобы сделать порцию заоблачно дорогой еды. Для кого она? Первыми приходят в голову эксцентричные миллионеры-вегетарианцы. Они получат возможность съесть стейк, не испытывая мук совести из-за убитых животных. 

Проще всего разобраться со словом «миллионеры»: оно здесь лишнее. Технологию собираются за несколько лет удешевить в сотни раз. К концу 2018-го, когда цена за грамм опустится с нынешних 20 долларов до пяти, искусственное мясо смогут подавать в мишленовских ресторанах, а в 2021-м оно появится в супермаркетах по цене фермерской курицы. 

Но вопрос, кому оно предназначается, все равно остается. Идейным веганам? Логика подсказывает: веганы уже привыкли обходиться без мяса. Считать, что все они только и грезят о котлетах и ростбифах, — все равно что подо­зревать некурящих в подавленной мечте о сигаретах.

Похоже, производители рассчитывают не на сторонников идеи «мясо = убийство». А на прагматиков, которых способно тронуть сообщение «мясо — это антибиотики, которые больше не помогают, грязная вода и метан в атмосфере». И вот почему.

В феврале Министерство окружающей среды Германии объявило, что больше не будет подавать мясные блюда на официальных приемах: производство мяса влияет на климат не меньше, чем дымящие трубы фабрик и заводов. Полтора миллиарда коров, которые пасутся на лугах и жуют траву в стойлах по всему миру, выделяют в атмосферу тысячи тонн метана, еще более опасного, чем углекислый газ. Всего на производство мяса приходится 18 процентов всех парниковых выбросов планеты. Дело этим не ограничивается. Та же индустрия расходует 70 процентов всей пресной воды в мире: чтобы произвести килограмм говядины, нужно истратить 20 тысяч литров — включая воду, которую корова выпьет и которой в бойне вымоют пол. Наконец, под нужды скота отведена треть всех земель, которые есть в распоряжении человечества, и неплохо бы вернуть ее людям.

Остается проблема, которая касается напрямую каждого: из-за животных перестают работать человеческие лекарства. Коровам и свиньям дают лошадиные дозы антибиотиков для профилактики болезней. Микробы, которые после такой атаки выживают, несут в себе гены устойчивости к лекарствам — и лекарства перестают помогать уже людям. Мясо, выращенное в лаборатории, выгодно отличается тем, что ему не нужно пастись и клевать зерно с земли. Следовательно, зреющей в пробирке котлете проще обеспечить стерильные условия, в которых антибиотики не нужны. 

Если человечество в итоге и превратится в вегетарианцев, то за этим будет стоять сухой расчет: убивать других живых существ будет не то чтобы аморально, а просто неэффективно. 

Иллюстрация: Дмитрий Трофимов

05.05.2017
Связанные по тегам статьи: