Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Жизненно важный материал

Как выращивают и собирают хлопок в разных странах мира
текст: Ян Хенне
фото: Uwe H. Martin

Кишор Тивари составляет списки умерших в Видарбхе, одной из провинций «хлопкового пояса» Индии. Он тщательно записывает в засаленную книжицу случаи суицида среди местных крестьян, в том числе и те, которые не учитывает официальная статистика. К примеру, самоубийства среди женщин, формально не принадлежащих к крестьянскому сословию.

На каждой страничке по тринадцать фамилий. И страничек таких очень много. Если верить правозащитнику, начиная с 2001 года в провинции Видарбха свои счеты с жизнью свели больше восьми тысяч крестьян. Бывали годы, когда в день случалось сразу несколько таких трагедий. Причина почти всегда одна и та же: долги, которые невозможно вернуть. «Крестьяне стали рабами на своей собственной земле. Они работают день и ночь, а прибыль получают международные концерны. Все деньги фермеры отдают производителям пестицидов и удобрений», — говорит Кишор Тивари, председатель протестного комитета жителей Видарбхи (VJAS).

Хлопком торгуют по всему миру. Из 26 миллионов тонн, которые собирают за год, не менее трети идет на экспорт. На этом рынке, без сомнения, доминируют США. С 1995 года Америка выделила своим 25 тысячам хлопкоробам более 30 миллиардов долларов. Без этой помощи фермерам было бы так же трудно выжить, как и их конкурентам из Индии, Мали, Бенина и Буркина-Фасо.

Больше всего от этих американских дотаций страдают африканские производители. Фермеры из западной и центральной Африки больше всех зависят от мировой конъюнктуры — на внутреннем рынке им некому предложить свою продукцию. А из-за миллиардных субсидий, которые получают фермеры в развитых странах, мировые цены на хлопок снижаются, и развивающиеся страны теряют шансы на прибыль с урожая.

Хлопок. Натуральный материал и враг окружающей среды. Брюки, рубашки, марлевые бинты, денежные купюры — он присутствует даже в корме для скота и в зубной пасте. «Хлопчатник в ботанике, это как свинья в животноводстве», — пишет Эрик Орсенна в своей книге «Белые плантации».

Но это растение — еще и монокультура, выращивание которой приводит к загрязнению окружающей среды и наносит вред здоровью людей.

Хлопчатник необычайно влаголюбив: чтобы вырастить волокна на одну пару джинсов нужно около 8000 литров воды. Но дождей фермеры боятся: если комочки хлопковой «ваты» пропитываются водой, они загнивают. Поэтому хлопок в основном выращивают в засушливых регионах и орошают искусственно. Так в США его производство давно перекочевало из южных штатов в Техас, где фермы уже превратились в аграрные комплексы.

Объемы посевных площадей хлопчатника в мире почти не изменились с 1950-х годов и составляют около 34 миллионов гектаров. Зато больше чем вдвое увеличились объемы урожая: в 1960-х годах с одного гектара собирали 300 килограммов, а в начале 2000-х уже больше 700 килограммов. Такой рост стал возможен благодаря искусственным удобрениям, селекции наиболее продуктивных сортов и интенсивному орошению полей.

Об экологических последствиях искусственного орошения можно судить на примере Аральского моря на границе Казахстана и Узбекистана. Всего 50 лет назад оно считалось четвертым по размеру внутренним морем на Земле. До того как у него отняли воду, пустив питавшие его реки на ирригацию хлопковых полей, площадь Аральского моря составляла более 68 тысяч квадратных километров. С тех пор оно потеряло 80 процентов объема и две трети от своей первоначальной площади. Большинство видов рыб погибло от резко изменившегося уровня солености и пестицидов, которые попадали в Арал вместе с речной водой. Теперь в этом регионе многие болеют раком, страдают заболеваниями дыхательных путей, дети здесь рождаются с генетическими дефектами.

В мире под хлопок отведено всего 2,4 процента посевных площадей. Но именно на них приходится 11 процентов всех, производимых в мире, пестицидов, в том числе 24 процента всех инсектицидов. Потому что хлопчатник — это монокультура, а монокультуры больше всего страдают от вредителей.

Проблему пестицидов должен был решить генетически модифицированный Bt-хлопок. В середине 1990-х годов ученые из американской биотехнологической компании Монсанто внедрили гены бактерии Bacillus thuringiensis (Bt) в семена хлопчатника. И растение начало самостоятельно вырабатывать яд, который должен убивать его злейшего врага — гусениц совки хлопковой, которых еще называют коробочными червями.

Меньше пестицидов, более высокая урожайность — эти многообещающие характеристики немедленно сделали семена Bt-хлопка «бестселлером». С тех пор, как в 1996 году Монсанто представила на рынке первый генетически модифицированный сорт, эти семена хлопка распространились повсеместно. Теперь ими засевают более двух третей всех хлопковых полей в мире.

Но ученые предостерегают: Bt-хлопок лишь очень короткое время может обходиться без ядохимикатов. Почему? У природы своя логика — как только в экосистеме освобождается место, поля начинают осаждать другие вредители. И тогда в ход снова должны пойти пестициды.

Новые семена действительно могут давать более высокие урожаи, особенно в районах с налаженной системой искусственного орошения. А для полей мелких индийских фермеров, у которых нет ни колодцев, ни оросительных установок, оно как раз совершенно не подходит. Тем ни менее там продолжают сажать генетически модифицированный хлопок — на Индийском субконтиненте, как и в США, его доля составляет 90 процентов.

В 1990-х годах, вместе с либерализацией индийского рынка, цены на хлопок резко упали. Неожиданно оказалось, что мелкие фермеры должны конкурировать с крупными земельными хозяйствами, получающими дотации. Мелкие фермеры, которые обрабатывают свою землю вручную, мотыгами, против крупных земельных собственников на тракторах, оснащенных спутниковыми навигаторами.

А когда правительство Индии понизило цены на удобрения и разрешило приватизацию госсобственности, стремительно выросли затраты на производство хлопка. Например, в штате Махараштра, куда входит провинция Видарбха, была отменена торговая монополия, которая обеспечивала фиксированные цены на удобрения и семена. В то время как западные компании начали создавать в Индии сотни тысяч рабочих мест, переводя туда свои колл-центры и филиалы, фермерам становилось все труднее выживать.

Ввезенный в 2002 году генетически модифицированный хлопок только ухудшил ситуацию. Все больше крестьян, привлеченных обещаниями с ярких рекламных плакатов, в духе Болливуда, начали покупать новинку. Такие семена в шесть раз дороже обыкновенных, поэтому приходилось брать кредиты под огромные проценты.

Плохой урожай мог обернуться катастрофой. В отличие от обыкновенных семян, Bt-хлопок нельзя высаживать повторно. Семена необходимо покупать каждый год. В результате, для многих мелких фермеров, погрязшим в долгах, самоубийство стало единственным выходом. Они травились насмерть теми же пестицидами, которыми защищали свои посевы от вредителей.

В 2008 году Независимый международный исследовательский институт продовольственной политики (IFPRI) подробно изучил ситуацию, сложившуюся в Видарбхе. В отчете этой организации, штаб-квартира которой находится в США, было сказано, что не существует «заслуживающих доверия количественных данных», которые подтверждали бы связь между разведением Bt-хлопка и самоубийствами в штате Махараштра.

Выходом из этой ситуации могло бы стать культивирование экологически чистого хлопка. В последнее время объемы его производства возросли в четыре раза. Крупные производители одежды — H&M, Nike, C&M — теперь предлагают майки, рубашки и джинсы из биохлопка.

Выращивание органического хлопка, возможно, даст возможность прокормиться мелким фермерам из бедных стран. Цены на него стабильно высоки. Кроме того не нужно тратить деньги на дорогую химию — тот кто выращивает экологически чистый хлопок, удобряет свои поля компостом и навозом. В этом случае окупается даже небольшой урожай.

Однако пока биоволокно составляет менее одного процента от объема всего хлопка, выращиваемого в мире. В обозримом будущем органический хлопок едва ли заменит «пестицидный».

В 1990 году в мире было произведено 19 миллионов тонн хлопка, что примерно соответствовало половине объема всего рынка волокон. И хотя сегодня его производство достигло 26 миллионов тонн в год, это составляет всего лишь 30 процентов мирового рынка. Хлопок все меньше удовлетворяет колоссальные мировые потребности в текстиле.

А они растут вместе с ростом численности населения в мире и улучшением благосостояния новых индустриальных стран. Однако расширять имеющиеся посевные площади хлопка больше невозможно. Более того, хлопчатник вынужден конкурировать за постоянно сокращающиеся посевные площади со злаковыми и биотопливными культурами. А, поскольку, в ближайшее время ни технический прогресс, ни прогресс в области генетики не обещают нам существенного повышения урожаев хлопка, то через несколько лет его производство достигнет своего максимума, также как это произошло с нефтью.

08.10.2013