Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Как выйти из боя живым и счастливым

текст: Ирина Лабзина

Обстрел начинается еще в «cанхэо», маршрутном такси, скорее, похожем на пикап с лавками и крышей. Пассажиры резко наклоняются вперед и прижимают тела к коленям. Натянутый водителем тент – жалкая защита. Только мальчишки, обезумевшие от удали и адреналина, выглядывают в щели на улицу, словно дразня судьбу.

Судьба не заставляет себя долго ждать – из соседних машин тут же начинается стрельба по ребятишкам. Те в ответ, прячась за тентом, заряжают свои пистолеты и с улыбкой отвечают безжалостным потоком выстрелов.

Именно так врывается в жизнь Сонгкран – азиатский Новый год, праздник водного безумия. Издревле повелось, что весенние дни, самые жаркие в году, тайцы, да и многие другие народы Юго-Восточной Азии, отмечают, беспощадно обливая друг друга водой. Это символизирует очищение и пожелание счастья в новом году.

Чиангмай, второй по величине город Таиланда, встречает пронзительной синевой неба, улыбающимися в предвкушении праздника лицами – и полицейскими, экипированными не хуже пожарников. Хотя на улице плюс 40, многие из них одеты в резиновые сапоги. На шеях у прохожих красуются гирлянды из тропических цветов, старушки у городских ворот продают невзрачных птичек в клетках, похожих на воробьев. Эти порхающие создания ждут своего освобождения. В праздник Нового года  – Сонгкран люди стремятся делать добрые дела, а подарить свободу птичке или рыбке – традиционно считается одним из таких дел.

Узкие переулки петляют змейкой среди приземистых домишек, откуда доносятся мелодии и ритмы праздничной тайской поп-музыки. У чанов с водой уже примостились малыши, которые целятся в прохожих. Все-таки на праздник Нового года Сонгкран лучше приезжать заранее, чтобы найти убежище для вещей. Первая засада поджидает на углу. Большая синяя бочка, почти до краев наполненная водой, служит источником боеприпасов для группки тайских детей, с восторгом предвкушающей скорую победу над туристами.

Первые струи холодной воды шокируют неподготовленный, разомлевший на солнышке организм. Но через пару секунд становится понятно – надо прорываться к бочке с водой самим, во что бы то ни стало.

 

Эпицентр настоящего сражения – на центральной улице города. Проезжая часть забита автомобилями, с которых  друг в друга с задором палят тайцы из своих водных орудий. Но и пешеходы не отстают. Одни из шлангов, другие из ведер, третьи из водяных пистолетов, четвертые из странных орудий, похожих на велосипедные насосы, – все обливают несчастных пассажиров, застрявших в плотной пробке.

На расстоянии примерно 15 метров друг от друга по улице стоят бочки с водой, которые постоянно наполняются из шлангов. Возле них собирается воинствующая пешеходная публика. Только успевают они под ледяным водопадом, льющимся со всех сторон, набрать себе воду и тут же со счастливым гиканьем выпускают ее в первого встречного. Одни мстят обидчикам, другие выбирают жертву, способную издать обиженно-радостный вопль погромче. Но как только проезжает машина с пассажирами, как пешеходы переключаются на нее и начинается настоящий бой между воинами дороги и воинами тротуара.

На берегах каналов Чиангмая продают разноцветные пластиковые ведра и чехлы для мобильных телефонов. Но самый ходовой товар здесь – лед. Похожие на большие стеклянные бусины кольца льда разного размера бойко раскупаются. Кто-то тащит полуметровую ледяную глыбу и с нескрываемым удовольствием плюхает ее прямо в бочку, обдавая окружающих веером брызг. О! Таких вояк надо бояться сильнее всего. Ледяная вода так обжигает, что невольно чувствуешь праведную обиду и рвешься в бой с еще большим остервенением.

На углу улицы двое мужчин поймали женщину, посадили ее в чан с ледяной водой и наслаждаются ее визгом. Рядом причудливо одетые трансвеститы с водяными пушками и на каблуках жеманно танцуют между машин, среди них достаточно мужчин. Таиланд славится свободой сексуальных меньшинств и обилием разных, очень пестрых представителей праздничной секс-индустрии. Вот европейского вида мужчина подкрадывается к трансвеститу и окатывает его с ног до головы холодной водой. Трансвестит разворачивается, нежно улыбается, набирает ковш воды и, прижавшись к обидчику,  опрокидывает ковш на голову обоим.

Тело совершает самые простые операции: увернуться от струи, броситься к бочке с водой, следить за тем, кто вокруг куда стреляет, набирать воду, выбирать жертву, выпустить в нее весь заряд своего пистолета, улепетывать, пока жертва не опомнилась, получить от совершенно другого человека удар водяной струей, визжать от обиды и счастья, решать: «Ну нет, пока не отомщу, я отсюда ни ногой», бросаться к бочке снова и уже, встретившись с обидчиком взглядами, торжествующе ответить ему по полной.

 Кровь, полная адреналина, не дает спокойно идти; можно только бежать вприпрыжку, по щиколотку в воде, мимо баров, полных стрелков; по улице, залитой водой, мимо враждующих и целующихся. Впереди двигается причудливо наряженная толпа к стенам городской крепости. За городскими воротами ее уже ждет другая толпа – с ведрами. Традиционная тайская одежда и украшения из живых цветов очень к лицу девушкам. Они на ходу аккуратно обливают присутствующих водой из маленьких пиал, их тоже обливают в ответ. За нарядными красавицами на носилках несут Будду – толпа с демонстративным удовольствием выливает на него содержимое своих ведер. Когда еще можно поозорничать, да еще и получить за это любовь своего божества?

Следом идет процессия уже по-другому наряженных людей, они тоже выносят своего Будду, и действие повторяется. Каждый храм выносит свое божество на влажную прогулку. Ведь вода нужна не только людям, но и богам. Полицейские, добродушно взирающие на буйствующую толпу и перекрывающие движение для процессии, тоже не остаются без внимания. Пешеходы так и норовят одарить их живительной влагой. В ответ стражи порядка лишь легонько улыбаются, но стоят, не шелохнувшись, – они на посту.

Внутри крепостной стены – рай для любителей вкусно, разнообразно и дешево поесть. На время новогоднего праздника весь внутренний двор городской крепости превращается просто в город поваров. Многие блюда готовят прямо на глазах у присутствующих: здесь и суши, и популярная сладкая рисовая каша с манго, и жареные куры, и арбузные коктейли, да и не только арбузные, а не нравятся коктейли – можно купить свежевыжатые соки из тропических фруктов. А чтобы поразиться ценам – жареное куриное крылышко стоит всего пять бат, то есть пять рублей.

Здесь никто никого не обливает, и можно на солнышке или в тени передохнуть и насладиться обедом, подкрепив силы для очередных сражений. За крепостной стеной так тихо и уютно, что можно подумать, будто все это водное сумасшествие – лишь быстро и неуловимо проносящийся в сознании полуденный сон. Умиротворенные торговцы сувенирами улыбчиво взирают из уютной тени, солнце тихо разлито по асфальту, посетители поедают суши, которые, кстати, тоже по пять рублей.

 

Но за городскими воротами безумие продолжается. Здесь тут же получаешь опрокинутое на голову ведро воды, бросаешься по щиколотку в воду, окунаешься во всеобщее безумие, смеешься, улыбаешься случайным встречным, перестреливаясь с особенно понравившимися из них, кричишь от холода и счастья под ледяной струей и таешь в солнечных бликах, которые скачут по мокрым улицам, мокрым домам, мокрым людям, в солнечных бликах, которые сверкают в каждой встреченной улыбке.

А потом садишься тихо в сторонке и пытаешься вспомнить, когда же в последний раз ты был так дико счастлив.

Однако эти уличные бои – вовсе не единственное, из чего состоит тайский праздник Нового года. На самом деле, это очень красивая традиция обновления и очищения. Ведь не зря Сонгкран празднуют именно весной, в середине апреля, когда все цветет, когда природа возрождается для нового витка.

Именно в эти дни молодые тайцы приходят к старшим, чтоб выразить им свое уважение: омывают им руки душистой водой с лепестками цветов. Именно в эти дни люди идут в монастыри и приносят праздничную пищу монахам, а монахи купают божества древних храмов. Именно в эти дни люди решают, что будут делать больше добра и что порвут с чем-то плохим из прошлого.

Они приносят в храмы по соседству горсти песка в знак той грязи, которая налипала на их ноги в течение года, а потом из этого песка у подножия храмов строятся ступы, украшенные цветами и флажками.

Именно сейчас они отпускают на волю птичек и рыбок. Ведь Сонгкран – это в первую очередь праздник добра и почтения. В эти дни каждый здесь понимает, что ради будущих перевоплощений он должен встать на путь света именно сейчас.

03.05.2011
Связанные по тегам статьи: