Новости партнеров


GEO приглашает

До 2 сентября в «Центральном доме художника» проходит выставка самого загадочного художника современности — Бэнкси. GEO проводит экскурсию по главным объектам экспозиции


GEO рекомендует

Moser Mobile Shaver с легкостью удаляет щетину до 2 мм и обеспечивает суперблизкое чистое бритье, что позволяет найти время на поддержание внешнего вида даже в самом напряженном графике


Новости партнеров

Год в Антарктиде: под парусом в мире льда

Австралийский яхтсмен Тревор Робертсон уже дважды зимовал в Арктике на маленьком паруснике Iron Bark, который построил сам. И еще год провел в Антарктиде
текст: Ольга Ладыгина

GEO Тревор, как возникла идея прожить целый год в таком неуютном месте?

Тревор Робертсон Я занялся яхтингом в 1970-х и поначалу плавал в жарких широтах. Но там сейчас очень плотно — яхтенный туризм стал массовым. А я не люблю ни толпу, ни «культурные стандарты», типичные для популярных направлений. 

Антарктида — естественный выбор для человека, если он живет в Южном полушарии и не желает плыть в тропики. Меня завораживала мысль о том, чтобы увидеть там смену времен года. Лето длится всего три-четыре месяца, оно очень бурное, но не дает такого полного представления об Антарктиде, как зима, — ведь она вдвое дольше. Благодаря зимовке я провел там два лета.

Вы брали еду и топливо на целый год?

Ну, если ввязываешься в подобное приключение, изволь быть самодостаточным. Я взял все необходимое: еду, топливо, одежду, аптечку. 

Если бы что-то упустил, сам бы это и расхлебывал.

Серьезной проблемой стало большое количество топлива на борту — предстояло пройти 5000 морских миль в самых суровых водах мира. Когда я погрузил на Iron Bark провизию, предметы первой необходимости и горючее для приготовления еды — все на 16 месяцев, — яхта оказалась набитой под завязку. Я боялся, что еще тонна топлива на зимний обогрев яхты — и она просто не пройдет через шторма Южного океана. По-этому решил жечь солярку для обогрева только несколько часов в неделю, а остальное время коротать в темноте и холоде.

Снег укутал палубу и не дал яхте совсем уж замерзнуть, хотя в каюте температура на несколько месяцев опустилась ниже нуля. Но труднее всего выносить не холод, а темноту. А я был вынужден отключить электричество: на растапливание льда для питья и готовки ушло 250 литров керосина, и на генератор его просто не осталось. В итоге за зиму я сжег 300 свечей и десять литров керосина в лампе.

Не скучно было одному?

В полярных условиях рутинные задачи требуют столько труда и времени, что не до скуки. И у меня было много книг. Чтение при свечах в Антарктиде — занятие неторопливое. Книги сыреют из-за конденсата, страницы смерзаются. 

Я снимал варежки и клал ладони на правую страницу, чтобы растопить ее, а сам потихоньку читал левую. Затем убирал ладонь с правой страницы, очень быстро ее прочитывал — пока снова не замерзла — и переворачивал. Лучший способ наслаждаться чтением!

А где интереснее — в Арктике или в Антарктиде?

Если бы я решил провести еще одну зиму в полярных широтах, выбрал бы Антарктиду.

Вы строили яхту самостоятельно. Почему?

Не мог позволить себе купить подходящее судно. Но сейчас они намного дешевле, чем 25 лет назад, и проще купить подержанную яхту — на рынке богатейший выбор прекрасных судов.

Что гонит вас на край земли?

Любопытство и желание себя испытать. К счастью, для этого вовсе не нужно быть миллионером, мои путешествия обходятся примерно в 12 тысяч долларов в год. Я живу полной, интересной жизнью, и мне ни к чему слава, предметы роскоши и дорогие рестораны.

17.01.2018