Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Электронный мусор как искусство

Главный редактор GEO Владимир Есипов — о том, что делать со ставшими ненужными телевизорами и компьютерами, и переработке бытовой техники
текст: Владимир Есипов
Pedro Miguel Sousa Shutterstock

Когда курс евро достиг 100 рублей за штуку, а в «Твиттере» появились первые фотографии очередей у банкоматов, я встал с шезлонга, достал из сейфа в номере карточку и направился быстрым шагом на ближайшую бензоколонку с банкоматом. Родина, от которой меня в тот момент отделяли больше суток лету с двумя пересадками, ворвалась в мой беззаботный отпуск самым прозаичным способом — паникой по поводу курса рубля.

По дороге на бензоколонку у меня было достаточно времени, чтобы вспомнить август 1998-го, когда я успел забрать из банка все рубли, честно заработанные заметками в главной бизнес-газете страны, но не смог обменять их на доллары. У меня дома лежала гора сторублевых купюр, которая была потрачена на походы в ночные клубы и прочую ерунду. Магазины закрылись, покупать было нечего.

16 лет спустя история повторилась. Курсы доллара и евро сорвались с цепи Центробанка; вслед за ними граждане сломя голову бросились тратить рубли, скупая бытовую технику и компьютеры. Совершенно справедливо полагая, что дешевле уже точно не будет. Они были правы — открывшийся после короткого перерыва онлайн-магазин «Эппл», например, повысил цены в полтора раза.

Сырье для переработки

Само собой разумеется, что в такие моменты мало кто думает о том, что делать со старой техникой. Когда твоя зарплата тает на глазах, тебе не до экологических идеалов. Что вполне можно понять.

Прошел месяц, паника улеглась. В интернете появились первые объявления о перепродаже бытовой техники, купленной в спешке. В общественном сознании жизнь электронных «помощников» заканчивается в тот момент, когда они исчезают из квартир, уступая место своим новым собратьям. А ведь на самом деле, бытовая техника — источник ценного сырья для переработки.

А еще — источник вдохновения. Например, 34-летний немецкий фотограф Кай Леффельбайн объехал буквально полмира, снимая африканские и азиатские свалки и мастерские по переработке электроники. Фотограф из Ганновера, политолог по образованию, специализируется на крайне необычной теме — нелегальном экспорте старых компьютеров и телевизоров из Европы и Америки в страны Африки и Азии. В 2014 году его фотопроект, посвященный экологическим и социальным последствиям добычи полезных ископаемых для электронной промышленности стал призером ежегодного фотоконкурса «Гринпис».

А до этого он посвятил другой фотопроект нелегальному вывозу электромусора из развитых стран в страны «третьего мира», пытаясь шершавым языком фоторепортажа поднять мало кого волнующую тему: что происходит с бытовой электроникой после того, как она покидает наши квартиры и офисы?

Электронные отходы

С глаз долой — из сердца вон. В запарке избавления от рублей никто не задумывается о том, куда деваются все эти ставшие ненужными телевизоры и компьютеры. А ведь к постоянному обновлению электроники нас подталкивает не только девальвация, но и технический прогресс. Высокие технологии развиваются так стремительно, что техника устаревает чуть ли не в день покупки, подталкивая нас на новые траты.

В результате каждый год в мире производится 50 миллионов тонн электронного мусора. В одних только США на помойки отправляется 30 миллионов компьютеров, в Европе — 100 миллионов мобильных телефонов. (Конечно, как вы догадываетесь, в рейтинге выбрасываемой электроники и в объемах парниковых газов лидеры одни и те же — Китай и США). Причем американцы большую часть своего электромусора не перерабатывают, а грузят на контейнеровозы и отправляют в… Китай.

Почему именно туда? Потому что в провинции Гуандун есть город Гуйю, считающийся мировой столицей электронного мусора. Здесь 150 тысяч человек в две смены работают над тем, чтобы разобрать компьютеры и телевизоры, и извлечь из них как можно больше ценных материалов. Об этом рассказал в свое время американский журнал «Тайм».

Когда людям не до мусора

В России же каждый год выбрасывается около 750 тысяч тонн электрического и электронного оборудования в год, а единой программы по его сбору и утилизации нет. Об этом неоднократно заявлял Артем Ермолин, руководитель компании UKO, бизнес которой строится на переработке электронных отходов. Под Москвой у нее есть свой завод по переработке бытовой техники.

Последние четыре года совместно с крупной московской сетью по продаже электроники компания Ермолина дважды в год проводит акцию «Тотальная утилизация» — торговая фирма предлагает своим покупателям скидки в обмен на старую бытовую технику и электронику.

По словам Артема Ермолина, большинство граждан России просто не знают, что старые холодильники или стиральные машины нельзя выбрасывать просто так. Между тем, Кодекс об административных нарушениях предусматривает штраф за несоблюдение экологических требований при обращении с «отходами потребления».

Есть, наверное, прямая связь между скачками курсов валют и степенью экологической сознательности граждан. Тем чаще и сильнее девальвируется валюта, тем меньше граждане страны думают об утилизации мусора. Самые прогрессивные программы сбора и переработки мусора внедрены в тех странах Западной Европы, где национальная валюта не теряет за один торговый день полцены. То есть чем стабильнее экономика, тем ответственнее отношение к природе. И если мы хотим беречь окружающую среду, то, как ни странно, мы должны задуматься о нашей экономической политике.

P.S. Данный текст написан на компьютере 2008-го года выпуска.

Эко-блог Владимира Есипова читайте на сайте Русской службы «Би-би-си».

04.02.2015