Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

Korean Air названа лучшей авиакомпанией  для бизнес-путешественников по версии Russian Business Travel & Mice Award. Крупнейший южнокорейский авиаперевозчик выполняет рейсы в Москву, Санкт-Петербург, Иркутск и Владивосток


Искусство фараонов: культурное наследие Древнего Египта

Почему Древний Египет манит европейцев? Из-за пирамид, внушающих мистический ужас мумий, загадочных иероглифов? Или нам интересны древнеегипетские божества — странные, в стиле творений Иеронима Босха? Или все банальнее: нас притягивает золото, чей солнечный блеск освещал царство фараонов в долине Нила?
текст: Ольга Томашевич
Папирус из Книги мертвых с изображением суда Осириса. В центре зала суда — весы с двумя чашами. На одной из них — сердце покойного, на другой — перо страуса, символ богини справедливости Маат. Фото: DeAgostini/Gettyimages.ru

В определенном смысле мы следуем старинной европейской традиции. Ведь мода на Древний Египет началась не после Египетского похода Наполеона в 1798-1801 годах. И не после блестящей дешифровки иероглифов французским ученым Жаном-Франсуа Шампольоном в 1822 году, когда родилась новая историческая дисциплина — египтология. И даже не век спустя, когда английский археолог Говард Картер открыл гробницу Тутанхамона. Первые расшифрованные древнеегипетские тексты несколько разочаровали: ожидали чего-то особенного, под стать красоте и величию монументов и славе мудрых египетских жрецов. Это потом ученым откроются прекрасные тексты, которые превзойдут их самые смелые ожидания, — например, «Мемфисский трактат», где рассказывается, как бог Птах творил мир словом. Почти как «и сказал Бог: да будет свет, и стал свет…»

Кстати, именно поход Наполеона «обес­печил» Шампольона текстом для дешифровки — двуязычной надписью на Розеттском камне. Корсиканский гений предусмотрительно включил в состав войска 175 ученых и художников (при нападении арабов звучала команда: «Ослов и ученых — в середину!»).Они составили 24-томное «Описание Египта». Но камень, ставший «краеугольным» в основании новой науки, был найден в 1799 году не учеными, а при рытье фортификационных сооружений в поселке Розетта недалеко от Александрии.

Огромное значение надписи на базальтовой плите, начертанной в трех вариантах — иероглифическом, демотическом (поздняя стадия развития иероглифического письма) и древнегреческом, — верно оценил первый же французский офицер, с ходу прочитавший по-гречески декрет жрецов в честь царя Птолемея V Эпифана, правившего в 203–181 годах до н. э.

Проиграв англичанам, французы пытались спрятать ценную находку, но, возможно, именно этим привлекли внимание английской службы разведки. Вместе с другими сокровищами Розеттский камень был включен
в спис­ки контрибуций, и теперь он один из самых популярных экспонатов Британского музея, хотя особой красотой не отличается. Много блестящих умов Европы пытались раскрыть тайну иероглифов, однако именно француз сумел прочесть декрет, сравнивая египетский и греческий варианты. После Египетского похода в Европу хлынули подлинные древнеегипетские памятники, вызвав волну египтомании. Хотя кое-что «просочилось» и раньше: еще древние римляне внедрили привычку ставить на площадях обелиски с таинственными иероглифами, будоражившими воображение. А в 1748 году взрыв интереса к Древнему Египту вызвало обнаружение храма Исиды в Помпеях.

Осирис, владыка царства мертвых в древнеегипетской мифологии. Фрагмент настенной росписи в гробнице фараона Хоремхеба, правившего в 1319-1292 годах до н.э. Фото: SuperStock/Vostock-photo

Осирис, владыка царства мертвых в древнеегипетской мифологии. Фрагмент настенной росписи в гробнице фараона Хоремхеба, правившего в 1319-1292 годах до н.э. Фото: SuperStock/Vostock-photo

Откуда европейцы черпали сведения о Египте до дешифровки иероглифов? Прежде всего из Библии. Причем в библейских текстах отношение к Египту двойственное. Яркий пример: в египетском плену томится богоизбранный народ, но именно в долине Нила спасается от преследований Ирода Богоматерь с Младенцем (в старинном коптском квартале Каира, Мар-Гиргисе, в церкви Св. Сергия вам покажут грот, где пряталось Святое семейство; там же, в Мар-Гиргисе, есть колодец, где египетская царевна нашла Моисея; в Матарии, предместье Каира, почитают дерево Святой Марии
и устроен колодец для источника, забившего по велению Иисуса).

Египет входит в понятие «Святая земля» как в географическом, так и в духовном смыслах. Именно в Египте в IV веке появилось монашество (русское слово «скит» как обозначение места уединенного жительства монахов происходит от коптского названия Скитской пустыни в Вади-Натрун). Многие паломники посещали бы долину Нила, если бы путешествия до XIX века не были сопряжены с лишениями и смертельными опасностями. В ту пору европейцы, проникавшие в Египет, прежде всего сталкивались с мусульманской культурой, но в их сочинениях много рассказов об удивительных древних монументах, которые невозможно не заметить — не только из-за размеров. Правда, кое-кто считал пирамиды житницами Иосифа — подтверждением тому, например, мозаика в соборе Святого Марка в Венеции.

Бывали в Египте и русские: еще в середине ХV века до него добрался инок Варсонофий из Киева. Позднее в России большой популярностью пользовались «Странствования по Святым местам Востока с 1723 по 1747 год» Василия Григоровича-Барского. Смелый, одаренный и наблюдательный автор снабдил свой текст 137 рисунками, причем иероглифы на обелиске «Игла Клеопатры» (с 1881 года стоящем в Центральном парке Нью-Йорка) Григорович-Барский описал более точно, чем это сделали позднее художники Наполеона в «Описании Египта».

Не только Библия рассказывала о Египте. Все европейцы, получившие гимназическое образование, читали греческих и латинских авторов в подлиннике. Им был хорошо знаком труд «отца истории» — древнегреческого писателя Геродота, жившего в V веке до нашей эры. Его «История греко-персидских войн» посвящена не столько собственно военному конфликту, сколько описаниям достижений восточных цивилизаций. Египет буквально воспет во II книге «Истории».

Важно, что Геродот сам был в долине Нила, проехав за четыре месяца от дельты до острова Элефантина на юге, где была древняя граница царства фараонов. О Египте, важной стране Средиземноморья, впечатлявшей греков и римлян, писали многие другие античные авторы — Диодор Сицилийский, Страбон, Плиний Старший. В античной традиции Египет — страна мудрецов, чудес и великой архитектуры. Не случайно сами греки о многих знаменитых мыслителях — Пифагоре, Фалесе и самом Платоне — рассказывали, что они были в Египте и учились у жрецов.

Вот из каких истоков идет наше представление о Древнем Египте. Прошло уже больше 2,5 тысяч лет со времени путешествия Геродота, благодаря археологическим раскопкам открылись неведомые прежде древние культуры, но памятники и тексты древнеегипетской цивилизации не перестают удивлять.

«Храм Исиды в Помпеях». Цветная литография из четырехтомного труда братьев Фаусто и Феличе Никколини «Дома и монументы Помпеи» (1854–1896). Храм, обнаруженный при раскопках Помпеи в 1749 году, породил волну интереса к Древнему Египту. Фото: DeAgostini/Gettyimages.ru

«Храм Исиды в Помпеях». Цветная литография из четырехтомного труда братьев Фаусто и Феличе Никколини «Дома и монументы Помпеи» (1854–1896). Храм, обнаруженный при раскопках Помпеи в 1749 году, породил волну интереса к Древнему Египту. Фото: DeAgostini/Gettyimages.ru

Так что же нас привлекает? Представляется, что мы инстинктивно тянемся к истокам нашей культуры — их ощущали уже древние греки и римляне. Слишком упрощенной кажется идея о рождении европейской культуры именно в античной «колыбели» — у нее было много «повивальных бабок»... Так что «колыбелью» надо бы считать весь регион Средиземного моря.

Согласитесь, памятники древней Индии и уж тем более древнего Китая выглядят куда «восточнее». И совсем экзотически смотрятся лики более поздних древних цивилизаций Центральной и Южной Америки. Наш европоцентристский взгляд на всю историю человечества этой историей и обусловлен; и к чести европейских ученых следует сказать, что именно они в первую очередь корректируют этот взгляд.

Конечно, не только Древний Египет внес значительный вклад в создание цивилизации, но все-таки его участие оказалось весомее, чем, например, участие другой мощной и, возможно, самой древней цивилизации — месопотамской. Безусловно великие достижения культуры Месопотамии едва-едва затронули сердца и умы греков и римлян. Да и на современных людей они производят, как правило, куда меньшее впечатление.

Почему? Да потому, что здесь не сохранились храмовые зиккураты (хотя рассказы о Вавилонской башне прочно вошли в историческую память), райские сады Семирамиды, не было идеи вечной жизни, искусство ваяния не достигло такого уровня, а письменность не очаровывает изобразительностью. Глина, везде сплошная глина. Есть, конечно, и золотые предметы, но мало. Не случайно один из местных властителей просил египетского фараона в XIV веке до н. э.: «Пришли мне золота, ведь его в твоей стране больше, чем песка».

Египет интересен не только как цивилизация, оставившая много прекрасных памятников. Он всегда окружен неотвратимо манящим флером тайны — не зря египетскую символику используют масоны. В последнее время, правда, облик древнеегипетской культуры приобрел несколько «готический» характер.

Отчасти виноваты в этом кинематографисты, снимающие серии фильмов об оживающих мумиях начиная с 1932 года. Самый яркий недавний пример — трилогия «Мумия», прокатившаяся по мировым экранам столь успешно, что последовала серия мультфильмов, а в 2017 году в свет вышла очередная версия старого сюжета, где угрожающую миру зловредную мумию представила женщина.

В музеях модно делать экспозиции Древнего Египта в максимально затемненных залах. Совсем недавно в этой стилистике переделали Египетский музей в Турине, да и Египетский зал Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина светом не залит. Наверно, так эффектнее.

К тому же нельзя забывать, что большинство экспонируемых памятников происходит из гробниц. Таковы особенности египетской археологии — в основном изучались некрополи. Это проще со всех точек зрения — ведь древнеегипетские поселения погребены под современными. А плотность нынешней застройки такова, что об отселении людей на время раскопок и речи быть не может.

Но попробуйте представить, что подумали бы о нас археологи далекого и, конечно, светлого будущего, если бы в их распоряжении были только находки с наших кладбищ. Хотя определенный «погребальный настрой» в египетских памятниках ощущается — особенно на черном музейном фоне, где многое выглядит безжизненно (сравните цветок в природе и в гербарии). Удачно, что древние египтяне верили в вечную жизнь и хотели обес­печить себя всем необходимым. Понятно, что простому работяге и пара обычных горшков в радость — а вот царю, считавшемуся богом, требовалось очень много всего.

Почти не тронутая грабителями усыпальница Тутанхамона не только подарила нам значительное количество превосходных памятников искусства — она стала лучшей рекламой египетской археологии. Например, бельгийская королева, восхитившись успехом Говарда Картера, поспособствовала в 1923 году созданию Египтологического фонда в Брюсселе. Остается только сожалеть, что гробница Тутанхамона — самая маленькая из усыпальниц Долины царей, а сам он не принадлежит к великим владыкам долины Нила. При том что, возможно, он самый известный широкой публике фараон — по рейтингу популярности с ним может поспорить только Рамсес II. Когда-то Говард Картер назвал этого правителя «ускользающим из памяти», но открытый им Тутанхамон стал гораздо более известным, чем сам археолог.

Четыре небольших помещения в гробнице Тутанхамона были под потолок набиты «удивительными вещами» — именно так назвал их Говард Картер, когда отвечал лорду Карнарвону, спонсировавшему раскопки, на вопрос, что он видит в пробитом в гробницу отверстии. Причем похоронен молодой царь был наспех, мумия была неаккуратно залита бальзамирующими веществами и не является образцовой по сохранности, а в гробнице оказались предметы несколько разновременные — вероятно, должного собственного «набора для вечной жизни» ему подготовить не успели, положили что не жалко.

И все равно даже малая часть этого «набора», проехавшая по миру в 1974 году, поразила избалованную зрелищами современную публику. В Советском Союзе выставка примерно 50 предметов из гробницы Тутанхамона, включая его золотую маску, собирала огромные очереди в Москве, Ленинграде и Киеве.

Трудно представить, какая роскошь ушла вместе с разграбленными усыпальницами великих фараонов Нового царства (1580—1080 годы до н. э.) — огромными, уходящими вглубь скал иногда на 100 метров. В основном их обчистили еще в древности — не зря же жрецы перезахоронили в XI веке до н. э. тела своих владык, возможно, перепутав в спешке некоторые саркофаги, уже совсем не золотые. В конце XIX века два таких тайника были обнаружены в некрополях на западном берегу древних Фив — современного Луксора. Мумифицированные останки знаменитых царей Верхнего и Нижнего Египта перевезли в Каир, где местом их упокоения стал Египетский музей. Соблюдая определенную очередность, их выставляют на обозрение туристов. При этом законно требуют уважения к ушедшим в царство Осириса: в зале запрещена съемка, посетителей просят сохранять тишину. Счастливчик Тутанхамон покоится в своей гробнице. Правда, ему оставили только часть саркофагов, остальные — в музее.

Памятники из скромной гробницы Тутанхамона еще недавно занимали половину всего второго этажа музея в Каире, причем выставлено было не все. Сейчас они составят основу экспозиции нового музея древнеегипетской цивилизации в Гизе, у подножия великих пирамид. Нельзя сказать, что они досконально изучены, но предоставляют нам возможность если не понять, то хотя бы почувствовать Древний Египет.

Две статуэтки фараона Тутанхамона из его гробницы, обнаруженные экспедицией Говарда Картера в 1922 году. Фото: RDA/Gettyimages.ru

Две статуэтки фараона Тутанхамона из его гробницы, обнаруженные экспедицией Говарда Картера в 1922 году. Фото: RDA/Gettyimages.ru

Есть еще одна важная черта, привлекающая внимание к этой цивилизации. Для египтян характерно жизнелюбие. Здесь никогда не было культа смерти (он есть только в современных фильмах про мумии), смерть была врагом, которого старались победить, создавая гробницы, «дома вечности», наполняя их всем необходимым и сохраняя тела покойных. Древние египтяне хотели жить вечно и счастливо.

Поразительно, что они очень рано стали связывать свое загробное существование со своими деяниями на земле. Величайшая идея загробного воздаяния прослеживается уже в текстах Древнего царства (XXVII–XXII века до н. э.). Вокруг пирамид рядами расположены гробницы вельмож. Внутри есть часовни, на стенах которых изображали хозяина усыпальницы, членов его семьи и его хозяйство.

Главная сцена: покойный сидит за жертвенным столиком, ведь для поддержания жизни нужна еда. Конечно, покойному приносили реальные жертвы. Но когда-нибудь родные не смогут прийти, да и специально оплаченные поминальные жрецы не вечны. Тогда вся надежда на изображения на стенах часовни. Здесь к жертвенному столику тянутся вереницы слуг с лакомыми кусками мяса. Перебоя не будет: слуги пасут стада, сеют хлеб, ловят птицу и рыбу, жарят-парят. Они исправно занимаются ремеслами: строят лодки, лепят горшки, изготавливают ювелирные украшения. Только хозяин не работает, он наблюдает за всем этим и может позволить себе развлечься охотой в нильских зарослях.

Кстати, изображения хозяина как раз «работают» — египтяне знали, что мумия, увы, может не сохраниться, и тогда изображение-двойник исполнит роль своего господина. И чем больше будет изображений — тем надежнее. Поэтому кто мог, заказывал и скульп­туру, порой групповую — с женой и детьми. Все раскрашенное, яркое, никакой готики!

Удивительно, но настенные изображения не включают божеств. Однако никому в голову не приходит усомниться в верованиях египтян. Зато есть надписи, дублирующие изображения. Вряд ли египтянам нужно было пояснение, что изображена, например, пахота; но если сцена пропадет, то, возможно, сохранится надпись — а значит, слуги продолжат пахать и печь хлеб. Другие надписи содержат важную для нас информацию: они называют по именам членов семьи, иногда с приятными для них определениями — например, «жена его любимая».

Вы успели подумать о гареме? Египтяне были моногамны. Но все же любопытно, почему одни жены удостаивались такого определения, а другие нет. Имя хозяина обрастает его титулами и должностями и постепенно разрастается до специфической биографии, которую можно обозначить девизом «жизнь за царя». Никаких рассказов о личной жизни: исключительно деловая активность на благо фараона, то есть государства (хотя самого слова «государство» не было — был царь-бог). Вельможа хвастает, какие поручения доверили ему, как блестяще он с ними справился и как Его Величество его хвалил.

Скорее всего, это были автобиографии, ведь в Египте не мог сделать карьеру неграмотный. Секрет устойчивого долголетия древнеегипетских царств очень прост: правящая элита была образованной. Образованность в Древнем Египте действительно ценилась и соответственно оплачивалась.

И вот к историям победных войн с кочевниками, окружающими долину, или успешных экспедиций за золотом, камнем, медной рудой начали добавлять этические характеристики от первого лица: «Я давал хлеб голодному, воду жаждущему, одежду нагому». Их шаблонность настораживает, но ведь важно, что люди четко сознавали: это хорошо, а это плохо. Изредка указана и мотивация: «Поступал так, чтобы было мне хорошо у бога великого». Значит, люди понимали, что несут ответ за свои земные дела.

Пирамида Хеопса и Большой Сфинкс на западном берегу Нила в Гизе. Неизвестный фотограф, 1865 год. Фото: LL/Roger Viollet/Hulton/Gettyimages.ru

Пирамида Хеопса и Большой Сфинкс на западном берегу Нила в Гизе. Неизвестный фотограф, 1865 год. Фото: LL/Roger Viollet/Hulton/Gettyimages.ru

Через 1000 лет эта идея воплотится в виньетках Книги мертвых. Название этих текстов с картинками на папирусе (первые в мире книжные иллюстрации) осталось египтологам от арабов, находивших свитки рядом с мумиями в саркофагах. Книга мертвых — сборник заупокойных изречений, просуществовавших примерно с XVI века до н. э. до I века.

Примечательно исконное, древнеегипетское название Книги мертвых: «Изречения выхода в день» (вот оно, жизнелюбие тех, кто населял царство фараонов: из «упакованной» гробницы — на землю, к солнечному свету). Изречения облегчают покойному опасный путь по иному миру на суд мертвых, а также обеспечивают его благополучное завершение. В 125-й главе, где описан суд владыки царства мертвых Осириса, покойный перечисляет грехи, повторяя, что не совершал их.

О том, что считалось грехом, легко догадаться: не убий, не укради… Рядом — изображение зала суда: в центре большие весы с двумя чашами, на одной — сердце покойного, на другой — перышко страуса, символ богини истины и справедливости Маат. Все в мире должно происходить по законам Маат, иначе — катастрофа, апокалипсис. Сердце было для египтян вместилищем ума и чувств, поэтому к нему обращались со специальной молитвой, прося не выдать хозяина на суде. Рядом с весами сидело миксаморфное чудовище, возможно, послужившее прообразом Цербера: голова крокодила, передняя часть тела — от льва, а задняя — от гиппопотама. Называли его весьма красноречиво: «Пожирательница». Чудище в стиле Иеронима Босха съедало грешника, лишая его надежды на вечную жизнь.

Египтяне очень боялись этой второй смерти в некрополе. Впрочем, как все нормальные люди, боялись и первой. «Ведь никто не пришел обратно, чтобы рассказать нам, что там» — написано в древнеегипетских текстах так называемой «Песни арфиста» прямо на стенах гробниц. Там же помещали совсем уж не соответствующие месту скорби призывы: «Празднуй, пока ты на земле!»

А на рельефах — заросли на Ниле, где вельможа вечно охотится на птицу и бьет острогой рыбу, порхают бабочки…

16.10.2017