Сайты партнеров




GEO приглашает

26 октября в самом сердце Москвы, в доме Пашкова, журнал Forbes отметил 100-летний юбилей. Мероприятие стало финальным в череде торжеств, посвященных юбилею легендарного бизнес-издания по всему миру


GEO рекомендует

В расписании авиакомпании Lufthansa на лето 2018 появилось пять новых маршрутов. Они свяжут Франкфурт с Глазго, Кишиневом, Санторини и Меноркой, а Фуншал на Мадейре с Мюнхеном. Билеты уже в продаже


Далай-лама: «Не верю, что Сталин или Гитлер умерли с радостью»

В эксклюзивном интервью немецкому GEO Далай-лама рассказывает, как ему удается оставаться радостным и сохранять оптимизм несмотря на террор, Трампа и ругань из Пекина. И впервые раскрывает карты, когда же объявит своего преемника
текст: Florian Hanig

GEO: После исламистских терактов в Париже в ноябре 2015 вы сказали, что есть дни, когда Вам хотелось бы, чтобы религий не существовало. И намекнули, что можете стать последним Далай-ламой. Ваше святейшество, Вы устали от религии?

Далай-лама: Нет, ничуть. Но среди верующих есть, к сожалению, такие, которые используют религию, чтобы сеять конфликты, убивать. И нам нужно признать, что из семи миллиардов людей один миллиард ни во что не верит. Поэтому я говорю о том, что нам нужно укрепить общечеловеческие ценности, не опираясь на религию. Мы все люди, у нас у всех есть потенциал к сочувствию, а из этого сопереживания получается способность прощать, быть толерантными, почтительными.

Если у каждого из нас есть потенциал к сопереживанию, почему люди закладывают бомбы, въезжают на грузовиках в рождественские ярмарки? Почему они забывают о своей человечности?

Все дело в воспитании! Не хватает знаний о ценностях, не связанных с религией, а основанных на человеческом разуме. Так же как мы поддерживаем гигиену тела, мы способны обрести мир с помощью эмоциональной гигиены, которая уменьшает ненависть, ревность, гнев.

У многих нет такого положительного образа человека как у Вас. Они считают, что человек человеку волк. Они не верят в диалог для разрешения конфликтов.

Люди, выросшие в материалистических обществах, думают только о деньгах. Они считают, что любой, кто проявляет сострадание, никогда не будет успешным. Но деньги и власть — недальновидные цели; когда кто-то умирает, важно только чтобы душа упокоилась с миром.

И я не верю, что Сталин или Гитлер, например, с радостью умерли. Хотя они были такими могущественными.

Далай-лама шутливо позирует с мусульманскими лидерами. Они пришли встретиться с ним во время его визита в монастырь Дискит в Нубрской Долине, Ладакх, северная Индия. Фото: Tenzin Choejor (Instagram: @dalailama)

Далай-лама шутливо позирует с мусульманскими лидерами. Они пришли встретиться с ним во время его визита в монастырь Дискит в Нубрской Долине, Ладакх, северная Индия. Фото: Tenzin Choejor (Instagram: @dalailama)

Вернемся к первоначальному вопросу: будет ли после вас новый Далай-лама?

Люблю эту фотографию! (Он берет номер немецкого GEO за январь 1999 года, где он на обложке с Эйнштейном). Буддистский монах и всемирно известный физик. Обычно мне нравится описывать себя так: половину буддистский монах, наполовину ученый. Потому что буддизм, особенно в традиции Наланды, сильно опирается на логику. Даже Будда сказал: «О, мои монахи, принимайте мое учение не от веры, а изучайте его и подвергайте его эксперименту». Это очень научный подход. И действительно, многие из древних учений традиции Наланды согласуются с тем, что ученые сегодня открывают в квантовой физике, например. Или возьмем разрушительные эмоции. Психологи говорят сегодня, что они основаны на психических преувеличениях — очень похоже на то, как мы, буддисты, это видим.

Вот почему я говорю своим друзьям: мы должны быть буддистами XXI века. Нам не нужно благословения извне. Мы сами себе хозяева! Будда в нас! Поэтому институт Далай-ламы не важен. Важнее, чтобы все люди научились контролировать свои негативные эмоции, прежде всего свой гнев.

Неужели Далай-лама никогда не гневается?

Отчего же, когда мои сотрудники делают что-то не так, я иногда рычу (громко смеется), но настоящей злости я почти никогда не испытываю. Я часто бываю в Японии. Люди там редко улыбаются, это считается несерьезным, а я им всегда говорю:

улыбайтесь! Вы будете себя чувствовать более расслабленно.

Далай-лама во время своего визита в Японию. Фото: Office of Tibet (Instagram: @dalailama)

Далай-лама во время своего визита в Японию. Фото: Office of Tibet (Instagram: @dalailama)

Разве людям не нужен такой символ как Далай-лама, особенно в Тибете, где жестоко подавляется религиозная свобода?

Я знаю, поэтому собираюсь прожить еще 15 или 20 лет (смеется). Меня можно будет отправить в Тибет и на коляске.

Если появится 15-й и другие Далай-ламы, они не будут играть больше никакой политической роли. И это правильно, это поможет им оставаться некоррумпированными властью. Раньше Далай-ламы были и светскими, и духовными лидерами Тибета. С 16 лет я нес эту ответственность, но в 2011 году я добровольно и счастливо покончил с этой традицией и передал всю политическую власть избранному премьер-министру.

Некоторые молодые жители Тибета нервничают, потому что китайцы уже создали комитет, чтобы искать следующего Далай-ламу. А вы хотите высказаться по поводу своего наследника лишь в 90 лет, то есть через восемь лет.

В следующем году, или самое позднее через год я встречусь с другими духовными предводителями тибетской традиции — это мы делаем регулярно, и тогда мы решим, что должно произойти с институтом Далай-ламы. Что случится, когда мне исполнится 85 или 86 лет. Ведь это возраст, когда нас покинул первый Далай-лама.

Далай-лама отмечает 82-й день рождения. Фото: Tenzin Choejor (Instagram: @dalailama)

Далай-лама отмечает 82-й день рождения. Фото: Tenzin Choejor (Instagram: @dalailama)

Давайте остановимся на теме Китая: вот уже 30 лет вы протягиваете Пекину руку, но китайское правительство не сделало в вашу сторону ни шагу. С их точки зрения, зачем им это вообще?

Я всегда различаю Китай и китайский народ.

Страна принадлежит китайцам, а не партии или правительству.

Так же, как мир принадлежит людям, всем семи миллиардам, а не каким-то политикам, королевам или религиозным лидерам.

Исторически сложилось так, что Китай был буддистской страной, потом вся вера была разрушена культурной революцией. Но теперь, и это удивительно, вера в целом возобновляется, христианская вера, но особенно сильно буддизм.

Я встречаю много китайских братьев и сестер. Они часто критикуют свое правительство, поддерживая Средний путь (предложение Далай-ламы признать суверенитет Китая, если китайцы предоставят жителям культурную автономию — примеч. GEO). Эта поддержка со стороны общественности важнее для меня, чем позиция правительства.

Китайское правительство называет вас «демоном».

Да (громко смеется), а я всегда говорю: мои рога становятся все длиннее и длиннее. (Он прикладывает к голове указательные пальцы). Но мне поступают и другие сигналы: друзья из высокопоставленных политиков в Пекине хотят, чтобы я поехал в Китай. И это также верно: Тибет бедный и отсталый. Мы хотим экономического развития в Тибете. В этом отношении мы можем извлечь огромную пользу из Китая, когда говорим, что мы не хотим независимости, мы хотим автономии внутри Китая. Несмотря на то, что Тибет был очень мощным, независимым королевством в седьмом, восьмом и девятом веках. Но это прошлое, а мы должны смотреть в будущее.

Для меня дух ЕС — это огромное вдохновение. До середины 20-го века Германия и Франция были врагами, которые постоянно сражались. Но потом немцы и французы поняли, что лучше жить вместе и работать вместе. Я восхищаюсь этим.

У ЕС сейчас мало друзей.

Даже если некоторые члены теперь жалуются на ЕС, такие как Великобритания или Австрия, я надеюсь, что этот дух Европейского Союза укоренится в Африке, в Южной Америке, наконец, в Азии. И через сто лет у нас могла бы быть действительно Организация Объединенных Наций. Я верю в дух ЕС!

И поэтому я также считаю, что наши нынешние отношения с Китаем не являются постоянными. Давайте посмотрим: может быть, китайское отношение изменится с 19-м партийным съездом осенью 2017 года. Это было бы очень хорошо, конечно.

А если не изменится?

Тогда будем жить дальше. Мы пережили последние 57 лет в Индии, а Индия — это не только наш нынешний, но и наш духовный дом. Все наши буддистские знания происходят из Индии. За исключением десяти или пятнадцати сочинений, 300 самых важных книг нашей веры были переведены с санскрита. Я иногда шучу, что Индия больше претендует на Тибет, чем Китай, потому что вся наша культура происходит отсюда (смеется).

Китайские сторонники жесткой линии рассматривают тибетскую культуру как источник разделения. И за последние 60 лет они пытались изменить тибетское сознание, но безуспешно. Тибетцы сохранили свой дух.

Когда в 1989 году вам была присуждена Нобелевская премия мира, многим казалось, что нас ожидает более светлое будущее. Берлинская стена пала, холодная война подошла к концу. В 2016 году многие ощутили, что нас отбросили в темные времена: война в Сирии, ИГИЛ, брекзит, Трамп. Как вы можете быть таким оптимистичным сегодня?

Тот, кто оглядывается только на отдельные негативные события, будет действительно разочарован, поэтому важно не упускать из виду прогресс в XX веке. Например, во Второй мировой войне Германия и Япония были полностью уничтожены. Обе страны снова поднялись из пепла, безусловно, с материальной помощью со стороны американцев, но больше благодаря решительному оптимизму людей в этих странах. Мы, люди, формируем нашу историю. И с реалистичными видениями и мудростью мы можем продвигать перемены вперед. Лучшее, что нам дано, это наш мозг. Мы должны использовать его!

12.09.2017