В век, когда на Земле еще находилось место для неоткрытых островов и вершин, не было спутников, чтобы охватить планету одним взглядом, нашелся человек, который смог показать одновременно необъятность, разнообразие и единство непрерывно расширяющегося мира. Мы с детства знаем это имя — Жюль Верн.

Человек, в молодости поставивший себе цель: «Все, что Дюма сделал для истории, я сделаю для географии», — сказал он. Гений трудолюбия, невзирая на семейные неурядицы и болезни, написал почти сто томов «Необыкновенных путешествий». И каждый  — бестселлер. Они сегодня кажутся наивными, навязчиво дидактическими, слишком невероятными или, наоборот, слишком приземленными. Но в них дышит эпоха, железный XIX век, век великих империй, последних великих географических открытий и торжества положительного знания.

Автор книги, писатель и большой знаток фантастики, строит биографию Жюля Верна как свободный монтаж сидетельств эпохи. Очередная глава может оказаться единственной афористичной строкой: «Успехи науки не должны обгонять совершенствования нравов». И складывается портрет столетия, без понимания которого не объяснить феномен Жюля Верна.

Писатель любил выразительные термины: пустынный загар, бараньи лбы, профиль ветра, мертвая зыбь, дождевая тень... «Я принадлежу к поколению, жившему между двумя гениями — Стефенсоном и Эдисоном», — писал он. Верил, что прогресс научного знания спасителен. geo_icon