Рай рухнул в одночасье: когда пришла революционная армия, членов городского магистрата взяли под арест, а «все проходимцы и деревенские хулиганы, за всю жизнь не пошевелившие и пальцем, внезапно заделались полноправными членами Коммунистической партии». Так это было в России в 1918-м, так это было в предгорьях Тибета в 1949-м, на северо-западе провинции Юньнань.

Петр Гуляр, потомок сибирских купцов-чаеторговцев, бежал в Китай от русской революции и почти обрел свое счастье в горной глуши, где о благах цивилизации знали лишь понаслышке. «Я приложил столько усилий, чтобы заслужить себе место в этом раю, а теперь он, похоже, ускользал от меня», — с горечью писал он уже в Сингапуре, где в середине 1950-х вышли в свет его записки.

Гуляр стремился в Китай вполне сознательно: семья его издревле была связана с этой страной, он с дет­ства интересовался Востоком и, оказавшись в Шанхае, сделал все, чтобы стать в Китае своим. Ему это удалось: в стране своей мечты, Лицзяне, он оказался в качестве государственного чиновника. Объясняется это просто: китайцы опасались лишний раз появляться в кругу суровых и не слишком дружелюбно настроенных горцев. «Множество китайцев, служивших в Лицзяне, было заколото ножом или убито иным образом». Иностранца было не жалко: справится — молодец, сгинет — сам напросился. А Гуляр и в самом деле хотел в Лицзян.

В стране мечты, природа которой вдохновит в будущем создателей фильма «Аватар», ему пришлось стать врачом, научиться изгонять злых духов, досконально освоить средневековый этикет. Без этого выжить среди горцев было бы невозможно, а они существенно отличались друг от друга. Большее количество страниц Гуляр уделяет народу наси, самому многочисленному в Лицзяне, людям, с которыми ему ежедневно приходилось вести дела. Но, несомненно, самое сильное впечатление произвели на него черные ицзу — воинственные горцы, образ жизни и психология которых словно вышли из средневековой Европы с ее замками, рыцарями и дамами, менестрелями, баронами-разбойниками... «И вести себя в этой зачарованной стране следует точно так же, как вел бы себя человек, попавший в замок той эпохи», — подчеркивает автор.

Увы, в столкновении цивилизации и традиции последняя неизменно проигрывает. Она уступает нехотя: наси всячески противились строительству автомобильной дороги, не возражая против лекарств, электричества и авиасообщения, потому что понимали: дорога разрушит их отлаженную экономику, приведет в страну толпы чужаков — искателей заработков и приключений. Но армии Мао Цзэдуна хватило и караванных троп. geo_icon