В 451 году Четвертый Вселенский собор, созванный в Халкидоне — теперь это район Кадыкёй в Стамбуле, — дал свой ответ на вопрос «Кто такой Иисус, бог или человек?», совершенно ясный христианам нынешним, но в те времена стоявший более чем остро. Большинство наших современников, в том числе верующих, едва ли часто задумываются о том, что придерживаются именно Халкидонского символа веры, утверждающего, что во Христе есть две природы, божественная и человеческая, существующие «неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно». Прими собор иную позицию — и вся история могла бы пойти совершенно иным путем.

Среди героев книги — императрица Западной Римской империи Галла Плацидия и императрица Восточной Римской империи Пульхерия, константинопольские патриархи Кирилл, Тимофей Элур и Феодосий, архиепископ константинопольский Несторий, богослов Максим Исповедник. Одни стали основателями ересей (таких, как несторианство), деятельность других дала начало монофизитской церкви, утвердившейся в Закавказье, на Ближнем Востоке, в Египте и Эфиопии.

Борьба то и дело выливалась в кровавые схватки с участием всех сочувствующих — от уличных толп до организованных спортивных группировок. Зачастую в качестве боевиков выступали монахи, которые по приказу епископа «могли громить языческие храмы, избивать или убивать оппонентов и запугивать соперничающих богословов», — пишет Дженкинс, иронически замечая, что «некоторые церковные институты того времени чем-то напоминают нам современные преступные или террористические организации — временами александрийский патриархат вел себя, как члены клана Сопрано». Да и не только александрийский.

Одним словом, «если нам трудно понять ритуалы кровной мести и родовой вражды, мы никогда не поймем жизнь средиземноморских и ближневосточных сообществ ни в пятом, ни в двадцать первом веке». Люди все те же — с Христом или без Христа, и политика осуществляется теми же методами.

Профессор Пенсильванского университета Филипп Дженкинс разбирает символ веры буквально по словам, определяя значение каждого — как с точки зрения вероучения, так и в контексте церковной политики той эпохи. При этом атеизма в книге нет ни грана, и никаких сомнений в евангельской истине этот разбор, по мнению автора, вызывать не должен. История разгоревшихся почти полтора тысячелетия назад войн за Иисуса «учит нас терпимо относиться к разнообразию представлений о вере, касающихся не самых ключевых вопросов. История говорит о том, что победу могли бы одержать иные версии — или что подобное может произойти в будущем», заключает Дженкинс. geo_icon