Записки профессора-востоковеда о впечатлениях от Китая, Тибета и Японии. Поэтичные и немного печальные, для очень медленного чтения. Печальные — потому что яснее становится непроницаемость чужих культур. Погружаясь в них глубоко, рискуешь утратить связь с собст­венной, а не погрузившись, так ничего и не сможешь постичь. Для Малявина путешествие — прежде всего опыт самопознания. «Бесприютный и одинокий проходит путешественник перед разверстым зевом мироздания, защищенный на самом деле только бескорыстным исканием правды», смиренный и открытый миру — этими качествами автор обязан многолетней практике боевых искусств.

Путешествия порой кажутся фантастичными, но все рассказанное в книге совершенно реально, предупреждает автор. К тому же, чтобы понять Восточную Азию, следует помнить не только то, что «мир в восточном миропонимании — это бесчисленные превращения пустоты, где все пребывает в другом», но и то, что в Тибете, «стране высокой духовности, нужно особенно внимательно стеречь свой карман». Вместе с автором мы оказываемся в шанхайской толпе, в бонском святилище у горы Мордо в Тибете, прогуливаемся по старинным садам Сучжоу, рассуждаем о неисправимом романтизме японцев и их умении быть «вечными учениками». Завершают книгу эссе об Афоне. Автор видит его как место, где монахи возвращают себе изначальную простоту существования в глубоком единении природного и человеческого. geo_icon