Четыреста лет назад так называемый цивилизованный мир был узкой полосой, прижатой даже не столько к Атлантике, сколько к Северному морю и отчасти Балтике, а сразу за Рейном и Дунаем начинался дикий, опасный и чуждый «Восток». Однако именно на этом небольшом пространстве зародилась «западная цивилизация». Сегодня она, пережив кровавые войны, революции и распад империй, является доминирующей. Британский историк Ниал Фергюсон ищет истоки такого положения вещей.

Причину успеха Запада Фергюсон видит в сочетании эффективных институтов, объединенных одним общим принципом, который можно назвать конкурентным плюрализмом. Он обнаруживается в правовых процедурах, в науке, в технических решениях, в политической системе, способах распространения информации, в культуре. Но прежде всего — в принципах накопления и использования богатства, определивших черты капитализма и обеспечивших возникновение общества потребления.

Раздел мира между западными державами Фергюсон рисует в самых суровых красках, четко демонстрируя, как благие намерения ведут в ад, а ужасные злодеяния приводят порой к благим для всего человечества последствиям. В конечном счете предпосылки нацизма и успехов в борьбе с инфекционными болезнями вызревали во второй половине XIX века в одном и том же колониальном котле и вынашивались часто одними и теми же людьми. Так, уже в начале двадцатого века в германской Юго-Западной Африке (ныне Намибии) создавались концлагеря, проводились смертельные медицинские эксперименты над заключенными в рамках «расово-биологических исследований». Французы, напротив, стремились превратить жителей колоний в добропорядочных граждан прекрасной Франции, что нисколько не мешало массовым убийствам ради того, чтобы наставить туземцев на путь прогресса. «Одни империи хуже, чем другие», — замечает Фергюсон, поэтому к практике Британской империи он куда более снисходителен. Борьба империй завершилась катаклизмом мировых войн, и казалось, что Запад обречен. Но его спасла вызревавшая с середины XIX века массовая потребительская культура: «одна из самых хитрых уловок западной цивилизации» покорила мир без оружия.

Для российского читателя наверняка станет неожиданностью, что Россию (как и СССР) Фергюсон безоговорочно включает в «Запад». «Господствующая в СССР идеология имела то же викторианское происхождение, она зародилась и вызрела в круглом Читальном зале Британской библиотеки. Ее распространение стало продуктом европейской экспансии не в меньшей степени, чем заселение Америки». Как и все страны, Россия входила в пространство западной цивилизации постепенно, но ныне интегрирована в него едва ли не прочнее, чем Япония или Латинская Америка.

Так что все разговоры об особом пути России и борьбе с Западом смешны: другой цивилизации у нас нет. geo_icon