Майкл Брукс, в недавнем прошлом - редактор, а ныне научный консультант журнала  «Нью Сайентист», написал о вещах, которые ставят ученых в тупик. Тупик в науке – не глухая стена, скорее - тяжелые ворота, за которыми маячит нечто, но которые никак не откроешь. Не хватает сил, знаний, инструментов. А подчас и мужества – ведь как знать, может, это и не ворота вовсе, а крышка ящика Пандоры.  За воротами – неведомое.

Что такое «темная материя», которую мы никак не можем наблюдать и которая, судя по всему, составляет 96 процентов массы Вселенной? Не она ли у дальних границ Солнечной системы влияет на траектории полета запущенных давным-давно станций «Пионер-10» и «Пионер-11»? А может быть, дело в том, что некоторые фундаментальные постоянные не так уж постоянны? Или стоит внести поправки в некоторые незыблемые законы – такие, как ньютоновский закон всемирного тяготения? А если постоянные изменчивы, то не может ли так случиться, что за скандальной историей с открытием теромоядерных реакций при комнатной температуре (да-да, тех самых, что идут на Солнце, на основе которых созданы разрушительные водородные бомбы)  стоит некая реальность?

Далее Брукс переходит к биологии: что такое жизнь и зачем нужна смерть? Почему в природе преобладет сложный, требующий больших затрат энергии процесс полового размножения, а не какое-нибудь почкование? Разумеется, эти загадки – лишь малая часть проблем, над которыми бьются ученые, можно с ходу накидать еще столько же и много больше.

Надо заметить, что книга Брукса понравилась далеко не всем. Да, в 2010 году она стала бестселлером в жанре нон-фикшн, но многие призывали выбросить, не читая, этот околонаучный мусор. Дело в том, что Брукс - человек увлекающийся, и, возможно, придал несколько избыточный вес некоторым альтернативным теориям (скажем, гомеопатии). Наука, однако, не демократична - чаще всего прав в ней оказывается один человек, а вовсе не большинство, отстаивающее общепринятые взгляды. Фокус в том, что и все альтернативные теории, кроме одной-единственной, никуда не годятся. Так что, привлекая внимание к тем или иным альтернативным гипотезам, Брукс поневоле раздражал всё научное сообщество. Вот он сочувственно цитирует Джона Вебба, вроде бы показавшего, что важнейшая физическая контанта, альфа (так называемая постоянная тонкой структуры, от которой, в частности, зависит скорость света) со временем меняется: «Когда мы ссылаемся на законы природы, то на самом деле подразумеваем строго ограниченный набор концепций, которые подкупают простотой, представляются универсальными и проверены опытным путем. Тем самым люди выдают за законы природы свои собственные научные теории, что сплошь и рядом неправильно». Каково? Отважный одиночка против всех. Только вот Брукс не упоминает о сериях других наблюдений, никак не подтверждающих выводы Вебба.

Натяжки такого рода, как ни странно, оправданны. Брукс ведь не репортаж с переднего края пишет. В каждой главе, хоть об истории странностей в полете «Пионеров», хоть о единственном неоычном сигнале, уловленном в рамках программы поиска внеземных цивилизаций SETI, он бьет в одну точку – нет ничего тревожнее для науки, чем стремление ученых «утвердиться в собственном всезнании». Вместе с тем, для Брукса эта вязкость научной среды и есть свидетельство приближения к горизонту. Неувязки и аномалии для него и есть подлинный двигатель науки. Нужно лишь некоторое усилие и и толика воображения, чтобы увидеть мир по-новому.

Другое дело, что этот новый образ мира нам, не ученым, может показаться не слишком уютным. Мы привыкли ценить науку по результату, видеть в ней всего лишь своеобразную отрасль экономики. От науки привычно ждут открытий, побед, успехов - словом, роста. В этих ожиданиях нет места нерешаемым загадкам, как нет места и открытиям, переворачивающим сложившийся взгляд на мироздание. Это давно повелось: Коперник и Галилей шокировали общество не тем, что наблюдали за движением светил – это было достойным занятием, способствовашим политически верному толкованию небесных знамений. Но заявлять, что мир крутится вокруг Солнца? Сеять сомнения в устойчивости тверди земной и природе человека? Что поделать, все научные революции ведут к одному – низводят человека с пьедестала. Если тысячу, да что там тысячу, еще сотню лет назад человек жил под участливым присмотром Господа на твердой земле, обладая полной свободой выбора между добром и злом, то нынче, подчеркивает Брукс, «люди - ходячий набор химикатов, изготовленный в реторте звездных катаклизмов: то ли космическая пыль, то ли отходы ядерных реакций, в зависимости от угла зрения». Почти обидно – бесконечно малые (если смотреть с точки зрения масштабов Вселенной) пустые (если смотреть из микромира) существа, обитающие в непонятно устроенном, невероятно огромном мире. Да еще и свобода воли теперь под вопросом, как утверждает Брукс. geo_icon