В 2004 году жителям Сингапура разрешили жевательную резинку, но только «в лечебных целях». Чуть раньше отменили закон, регламентирующий длину волос у мужчин. Но повешения и порка мокрыми палками из пальмы-ротанга до сих пор официально в ходу. Отсталая диктатура? Вовсе нет: город-государство застроен эко-небоскребами, где на каждом этаже по живому дереву, а способных позволить себе автомобиль так много, что лицензии, дающие право купить машину, расходятся за десятки тысяч долларов мгновенно. На примере Сингапура и еще семи государств британский политолог Джон Кампфнер доказывает: несвобода и благополучие отлично уживаются рядом.

Виноват, по мнению Кампфнера, средний класс, который по всему миру сам отказывается от свобод ради стабильного заработка и права беспрепятственно потреблять. Но со времен Оруэлла стратегия условного Большого Брата сменилась: со стен спальни он больше не смотрит. Личные свободы (ездить за границу, выбирать вероисповедание, покупать что вздумается) почти нигде не ставятся под сомнение, а вот о публичных — свободе слова и свободе мысли — лучше лишний раз не заикаться.

Не следует думать, что это касается только неприлично богатых авторитарных режимов. Кроме России или Китая, в список попали и США с Великобританией.

Даже в Сингапуре настоящим тоталитаризмом в духе Северной Кореи и не пахнет. Граждане могут свободно выезжать за границу, а власть позволяется критиковать в специальном уголке ораторов, оборудованном по образцу лондонского Гайд-парка (разрешение выдает полиция, видеозапись хранится шесть лет). Наконец, самого Кампфнера, едва его книга с критикой режима Ли Куан Ю вышла на английском, пригласили на открытую дискуссию в Сингапурский университет. И даже не арестовали на обратном пути.

В Китае те, кто поработал на Западе и проникся чужой системой ценностей, больше не враги. «Великий китайский файрволл» закрывает доступ в социальные сети, но китайские кадровики готовы предложить огромные даже по американским меркам зарплаты программистам, которые эти социальные сети разрабатывают, лишь бы те перебрались из Силиконовой долины в Китай.

Правда, в разных странах из списка Кампфнера поводы поступиться принципами разные. Сингапурцы согласны, чтобы их пороли — а в чем выражается мягкотелость британцев? «Казалось, люди вполне готовы к тому, что «Гугл» нанесет на карты улицы, на которых они живут», — искренне возмущается Кампфнер. geo_icon