1

У Роберта Чарльза Такера, классика американской советологии, дипломата и разведчика, свой счет к СССР и лично товарищу Сталину: в 1946 году он, будучи в Москве, женился на советской девушке. Год спустя вышел указ «О запрещении браков советских граждан с иностранцами». Мотивировка указа была следующая: «В непривычных условиях за границей советские девушки чувствуют себя плохо и подвергаются дискриминации». А то на родине они все исключительно счастливы!

После смерти Сталина указ отменили, и только тогда Такеры смогли покинуть Москву. Но Евгении Пестрецовой-Такер еще сильно повезло: ведь такие браки (а на волне совместной победы их было и впрямь немало) могли иметь и имели куда более драматическое развитие. Как только счастливые молодожены-дипломаты, влекомые делами, уезжали к себе в Лондон или Вашингтон, – рассчитывая, что скоро встретят своих избранниц в Хитроу или в вашингтонском аэропорту, их жен арестовывали, обвиняли в «шпионаже» и отправляли в ГУЛАГ. Но Такер, видимо, лучше других понимал, где находится, и не допустил по отношению к жене такой преступной беспечности. Он продлевал контракт и терпеливо дожидался перемен, – пока не дождался смерти того, о ком потом будет писать книги.

Несомненно, Такер тайно завидовал своему британскому коллеге Максу Хэйварду, работавшему переводчиком в английском посольстве в 1947-1949 гг., когда тому однажды пришлось сопровождать своего посла в Кремль, к Сталину, и переводить им! Слух о том, что Хэйвард в присутствии Сталина буквально онемел, скорее легендарен, но Хэйвард наверняка рассказывал Такеру об этом в Москве.

Сам Такер однажды тоже переводил в Кремле, но десятилетием позже, когда в 1958 году вновь приезжал в Москву в качестве переводчика Адлая Стевенсона, кандидата в президенты США. Кстати: по ходу беседы Стевенсон попросил Никиту Хрущева о пустяшной любезности – отпустить в Америку тещу своего переводчика…

…Любящий зять к этому времени работал в Рэнд Корпорэйшн (армейском исследовательском центре), был гарвардским аспирантом. В том же 1958 году он защитил диссертацию, легшую в основу его первой книги – «Философия и миф Карла Маркса» (1961). В 1962 году, простившись и с Гарвардом, и с Индианским университетом в Блумингтоне (где он некоторое время поработал), Такер перебрался в Принстон. Здесь он и провел вторую – большую – половину своей отныне оседлой и всесторонне обустроенной профессорской жизни, в окружении любящих учеников и семьи. Придя на отделение политологии, он вскоре стал основателем и первым директором отделения российских (ныне – российских и евразийских) исследований.

С Маркса, кстати, он переключился на марксизм – и выпустил книгу «Марксисткая революционная идея» (1969). Следующая книга, где он от марксизма как доктрины перешел к одному видному творческому марксисту, в его теоретическом становлении и практическом действии, – это первый том задуманной им биографической трилогии о Сталине. Она вышла в 1973 году, и называлась: «Сталин как революционер: историческое и биографическое исследование, 1879-1929 гг.». Эта работа (кстати, посвященная жене) принесла автору не просто известность, но и Национальную книжную премию США в исторической номинации и самую настоящую славу.

Второй том трилогии – «Сталин у власти: революция сверху, 1928-1941 гг.» – вышла только в 1990 году, через 17 лет после первого тома. Как видим, Александром Дюма от политологии он не был: работал тщательно и не торопясь, книги выходили редко. Третий том, увы, и вовсе не был дописан.

По-русски и в России оба тома вышли впервые в 1990 году. К сожалению, оба названия были изменены – в пользу других – на первый взгляд, более броских и как бы оттеняющих этапы, о которых повествуют. Первая книга: «Сталин. Путь к власти. 1879—1929. История и личность». Вторая: «Сталин у власти. История и личность. 1928—1941».Читать дальше >>>