Как вышло, что единый могучий Советский Союз почти мирно рассыпался в прах? Вот вопрос, которым задался Джеффри Хоскинг, английский историк, посвятивший себя изучению истории СССР. Его вывод многим в нашей стране покажется парадоксальным: страна развалилась, потому что так и не стала русским государством, «титульная нация» не ощущала ее в полной мере своей.

Хоскинг полагает, что совпали два процесса: динамичное развитие модернизационного проекта, начатого еще Петром Великим, и формирование русской национальной идентичности. К несчастью, модернизация «скорее замедлила формирование статуса русской нации» (нацию Хоскинг понимает как основанное на гражданском обществе национальное государство). Революция уничтожила империю, но не прервала процесс модернизации, которую новая советская власть проводила теми же имперскими методами. По-прежнему на первом плане находилась мощь страны. Нации, да и вообще люди, были лишь материалом для строительства величественного здания государства. Советский эксперимент проводился не только самими русскими, но и над ними, не имевшими никаких политических или экономических преимуществ. Однако именно русские стали основой советской власти, унаследовавшей границы, геополитические амбиции и модернизационный проект Российской империи.

Больше того, большевики добавили к этому и мессианскую идею «мировой революции», наложившуюся на подзабытую, но молчаливо живущую в памяти народа идею «Третьего Рима», — и в итоге русские в СССР «чувствовали себя избранным народом». Власть говорила по-русски, обращалась к наследию русской культуры, но Советский Союз оставался «страной русских» лишь до тех пор, пока русские считали себя советскими. Православная традиция, неудобные исторические факты и идеи были искусственно изъяты из обихода, приверженность им стала небезопасной. Непрерывная гражданская война, стороны в которой разделялись по самым разным признакам, шла в стране вплоть до Великой Отечественной, сплотившей русских, но «война прошла, и они снова разбежались по своим углам». Нынешняя Российская Федерация — пока что зародыш национального государства, которое, убежден Хоскинг, русским только предстоит создать и «появления которого желали лишь немногие из них».

Книга Хоскинга — менее всего очерк истории СССР или этнографическое описание жизни рус­ского народа при советской власти. Скорее, это попытка теоретически подойти к весьма важной для англичан проблеме идентичности имперской нации. Книга не свободна от фактических ляпов, в основном обусловивших преувеличение степени тотального контроля над гражданами в СССР, — должно быть, автора не отпускают оруэлловские образы. В любом случае, налицо достойная попытка постичь извне суть эпохи, которую и мы сами толком еще не осмыслили. geo_icon