В начале семидесятых молодой антрополог и студент Леви-Стросса Филипп Дескола отправился в дебри Амазонки изучать индейцев хиваро и папуасов. Но, оказавшись в тропических лесах, он пришел к выводу, что мы не поймем их, пока будем использовать выдуманные нами понятия и термины. В книге «По ту сторону природы и культуры» Дескола попытался сделать «капитальный ремонт» современной антропологии.

Североамериканские индейцы, эскимосы и сибирские народы не делят мир на природу и культуру, человека на душу и тело, а вещи – на свои и чужие. Современная антропология, по мнению Десколы, попала в ловушку западных представлений о мире. Он предлагает очистить структурный метод от ущербных противопоставлений «дикости» и «цивилизации».

Свой метод Дескола называет оксюмороном «антропология природы». Чтобы пересмотреть правила, регулирующие общение между людьми и «нелюдьми», он рисует «онтологический квадрат». Его четыре грани – анимизм, тотемизм, натурализм и аналогия – включают в себя все формы связи живого и неживого в мире.

Анимизм предполагает, что человек отличается от животных и вещей не душой (и даже не умением членораздельно разговаривать), а телом. В Мексике, например, индейцы целталь считают, что у человека может быть семнадцать различных душ, а тело одно. Противоположность анимизма – натурализм выворачивает его основы наизнанку. При внешнем различии мы можем сколько угодно носить брюки и читать Гомера, но для природы мы все равно останемся лишь звеном пищевой цепочки.

С точки зрения тотемизма, от которого отказался Леви-Стросс, человек и природа едины. Индейцы хиваро, например, думают, что колибри распахивают огород и пьют маисовое пиво, а их женщины вскармливают грудью поросят-пекари. Аналогия, напротив, предполагает, что люди и «нелюди» не похожи ни внешне, ни внутренне, но каждому найдет место в системе мира. Во времена Ренессанса в Европе этот метод называли «великой цепью бытия», но Дескола предпочитает понятия микрокосма и макрокосма. 

В своей книге Дескола пытается сделать то же, что Мишель Фуко в «Словах и вещах». Изучая индейские племена, он хочет понять, как возникли наши представления о мире и о месте человека в нем. Он уверен, что каждое разумное существо мнит себя «человеком», и мы сами выбираем, какую социальную роль на себя принять. geo_icon