У каждого народа свой, индивидуальный образ Италии, не всегда совпадающий с оригиналом, уверен искусствовед и писатель Аркадий Ипполитов. Французы увлекались Бенвенуто Челлини и Фьорентино Россо, Гёте писал про чудный край, «где мирт и лавр растет». Русская культура силилась переварить Италию со времен Ивана Грозного.

Однако русская Италия, по большому счету, продукт двадцатого века. Ипполитов отправляется исследовать страну, где Бродский писал свои «Венецианские строфы», а Тарковский тосковал по искренности православия перед «Поклонением волхвов» Леонардо.

«Бамбоччаты» –  жанровые картинки, изображающие бедняков и пьяниц среди античных развалин.  Путешествие Ипполитова по Ломбардии начинается с зарисовки, идеально подходящей под это описание. Под музыку Россини он ведет бомжиху в майке «Italy is cool» к подножию облепленного строительными лесами Казанского собора в Петербурге  (нашей мечте о Бернини) - и вспоминает итальянские рассказы Стендаля. 

Вслед за классическими «Образами Италии» - предреволюционным трехтомником Павла Муратова, который надолго задал тон рассуждений о стране - Ипполитов движется от открыток с монструозным флорентийским Дуомо к Италии для избранных. Жонглируя цитатами из Набокова и Уайльда, рассказывает про «унылую и нищую, как социализм» Пьяченцу, родину крестовых походов. Про барочный дом Мужланов в Милане с восемью бородачами-атлантами, которые даже не делают вид, что что-то поддерживают.

По мнению Ипполитова, сегодня Россия пытается догнать и перегнать Америку, тоннами скупающую Тицианов и сиенскую живопись. Однако для многих наших соотечественников Италия до сих пор ограничивается современной скороговоркой «фенди, феррари, форназетти» и очередью на Джоконду в ГМИИ в 1974 году. geo_icon