«Это про путешествия по всему свету. Очень ироничный автор» - сказали, вероятно, издатели иллюстратору Яне Франк, и та за час набросала обложку: бирюзовое море, кораллы, веселую рыбу и русалку на сундуке с золотом пиратов. Потом дорисовала бирку «Возьми в отпуск».

Обложка явно вводит в заблуждение: может быть, вам даже захочется забыть эту книгу прямо в салоне самолета, летящего чартерным рейсом куда-нибудь в Анталию или Паттайю. Хотите узнать, чем плох меларсопрол? От укола даже мускулистых спортсменов-африканцев бьет крупной дрожью. Это лекарство, содержащее мышьяк, убивает одного человека из двадцати, и все равно им продолжают лечить сонную болезнь в Уганде. А как насчет подробностей съемки порно в пригороде Лос-Анджелеса? Автор книги сам напросился в режиссеры ленты «Озорные истории» - и обнаружил, что порноактеры вызывают у него намного меньше неприязни, чем хор ханжей, которые их осуждают.

«Все четыре стороны» из названия книги – это США и Куба, Индия и Япония, Шотландия и Исландия, Уганда и Эфиопия. Иллюстратору не соврали, когда ставили задачу: британский журналист Эдриан Энтони («А.А.») Гилл, действительно объездил весь свет, и в иронии ему действительно не откажешь. Но при этом он не стесняется испытывать весь спектр эмоций – радость, равнодушие и гнев – и не соразмеряет их с тем, что собирается увидеть под позитивно-пестрой обложкой среднестатистический расслабленный отпускник.

Уже первый абзац биографии Гилла в Википедии перечисляет, кого автор успел оскорбить в своих эссе: валлийцев, немцев, албанцев, а также геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров. Список, похоже, сильно урезанный: только в новой книге Гилл обижает японцев («ядерная атака была лучшим, что когда-либо случалось с Японией, потому что создала гораздо больше, чем разрушила»). Шотландцев («вопрос, где именно находится Шотландия, вызывал трудности у всех, начиная с римлян»). Медиков-волонтеров в Африке («ВОЗ то и дело поглядывает в свой гербовый блокнотик, чтобы вспомнить, в чем состоит ее работа»). И еще с десяток социальных групп, как сказал бы в обвинительном заключении российский суд.

Гилл пишет без брезгливости, без ханжества, но и без позерства гонзо-журналиста. Своим примером он наглядно показывает, почему журналисты не остались без работы, когда гостиницы, заводы и пароходы всех стран сами научились вывешивать пресс-релизы в интернет. Его метод – обходиться без всего, что может быть сказано в пресс-релизе или путеводителе. В эссе про конкурс «Мисс Ирландия» ни одна из участниц не названа по имени. В рассказе про Серенгети нет обязательного, как список кораблей у Гомера, перечисления серн, жирафов и прочих бегемотов, смотреть на которых – дежурное развлечение туриста в Танзании.

Бывает так: отравившись, начинаешь чувствовать все оттенки запахов. Воздух какого-нибудь восточного базара распадается на миллион составляющих: тут свежие лепешки, тут бензин, тут подгоревший жир, тут корица и ваниль. 58-летний британец ядом запасся впрок и точно так же ведет себя в пространстве чужой культуры – не будь он циником, ему бы не удавалось мгновенно улавливать оттенки смысла. В Индии все замечают давку, гвалт и хаос на дороге. Но только Гилл делает акцент на том, что налететь на индуса в толпе – редкий сбой системы. «Когда наши плечи столкнулись, он дотронулся пальцами до своей груди. Это молчаливое извинение и молитва. В каждом из нас есть искра божья, и он извинялся перед своей частицей божества за то, что стукнул ее о мою». Прочитали? Теперь представьте, какую долю секунды длился этот эпизод на бомбейском вокзале. Гиллу этой доли секунды хватило, чтобы с уверенностью заявить читателям-британцам: «Мы дали им железо для железной дороги, зато они населили ее тремя тысячами миллионов богов». geo_icon