Уже из названия видно, что монголов в книге много, а Русь – одна. Как-никак, тринадцатый век – это время, когда Русь еще не научилась быть государством, а Монголия уже стала империей. Книга Вернадского – о совместной жизни Руси и Монголии, а не о борьбе с монголо-татарским игом, которую школьные учебники считают лейтмотивом эпохи. «В любом конфликте между нациями никогда не бывает так, чтобы негодяи были на одной стороне, а герои – на другой», – решительно заявляет Вернадский.

Во времена ига русская гвардия служила китайскому императору, а ремесленники – трудились в Золотой Орде. Даже трон и императорская печать хана Гуюка (внука Чингисхана) были изготовлены русским мастером по имени Кузьма. Монголы в свою очередь обеспечивали безопасность великого сухопутного пути из Китая в Средиземноморье, а также – привезли с Дальнего Востока в Европу морской компас, искусство печати и огнестрельное оружие.

С обстоятельностью “Войны и мира” Вернадский рассказывает про монгольские военные кампании и про институты правления Чингисхана, которые позже перекочевали на Русь. При этом он не боится обращаться к таким, казалось бы, неочевидным источникам, как письма императора Фридриха Второго королю Англии.
Истории не бывает черно-белой, и Вернадский делает все, чтобы помимо оттенков серого показать и другие цвета. За ворохом энциклопедической информации просматривается другая, “неполитическая”, Монголия - та, где поклонялись Вечному Голубому Небу и считали Чингисхана его “боговдохновленным Сыном”, ссорились из-за каждого отбившегося от стада барана, а женщины сопровождали войска во время походов. Так история из застывшего памятника прошлого – безжизненного и облезлого – превращается в авантюрный роман.

Для Древней Руси монгольское нашествие – точка отсчета. И с политической, и с идеологической точки зрения - вспомним хотя бы Пушкина, который считал, что Россия в тот момент спасла христианскую цивилизацию, потому что удар монголов, затормозивший развитие по европейскому сценарию, достался ей одной. Вернадский расставляет акценты иначе: самодержавие и крепостничество (читай - несвободу, с которой мы сталкиваемся и сегодня) он рассматривает как необходимую цену, которую Русь заплатила за века относительной безопасности и спокойствия.

Однако, решая вопрос «наших и ненаших», Вернадский, кажется, забывает, за кого же он сам. Важно одно: татаро-монгольское иго, по мнению автора, не было катастрофой. geo_icon