Митинги против теории Дарвина. Законопроекты об уголовной ответст­венности за разработку и применение генно-модифицированных продуктов. Страх перед прививками и компьютерами, упорное нежелание видеть глобальные изменения климата... Все это — проявление одной и той же болезни, поразившей человечество. Назовем ее «страх перед знанием». Началась она в самых развитых странах уже полвека назад, но только ширится по мере распространения высоких технологий, «экономики знаний» и прочих приятных и полезных вещей. Оказывается, общество отнюдь не готово принять лежащее в основе всех технологических благ научное мировоззрение и постоянно выставляет против него заслоны, ссылаясь то на принципы безопасности, то на религию и «традиционные ценности», а то и вовсе на некие загадочные сущности вроде «духовных скреп». Знаменитый астрофизик и популяризатор науки Карл Саган попытался разобраться, почему так происходит.

Свою книгу он писал в основном на американском материале четверть века назад, еще до информационной революции. Похоже, возьмись ученый за этот труд в наши дни, выводы его были бы куда более пессимистичными. Почти двухстраничный список суеверий и псевдонаук, в числе которых не только всем привычные телепатия, астрология и дианетика, но и такие загадочные штуки, как «русский говорящий слон» или «ученые черви-каннибалы», с тех пор заметно пополнился. Теперь вам станут доказывать, что люди (американцы) на самом деле никогда не были на Луне, а рок-музыка — тайный совместный проект спецслужб США и СССР. Что уж говорить о всевозможных теориях заговоров, объясняющих все неприятности от плохой погоды до революций.

Книга, написанная Саганом в конце жизни, — это по сути собрание публицистических выступлений по конкретным поводам, волновавшим в те годы широкую публику. Здесь и сообщения о похищенных пришельцами людях, над которыми якобы проводились ужасные эксперименты, и загадочные круги на полях, и религиозный фанатизм... Саган высмеивает, разоблачает, демонстрирует их несостоятельность — но сегодня, в эпоху политкорректности, его усилия натыкаются на непрошибаемый аргумент: вы давите свободу авторитетом науки, все это «только теории», которые ничем не лучше иных «только теорий». Наука действительно авторитетна и авторитарна. Она, а не винтовка, рождает власть. Ведь без всей пирамиды накопленных знаний никакого оружия не создашь, да и управлять обществом без нее в наши дни невозможно.

Демократична наука лишь в том смысле, что войти в нее может всякий — но с самого первого шага надо подчиняться авторитету знания, который и притягивает, и отталкивает своей недоступностью. Саган прав, когда говорит о необходимости создавать привлекательный образ науки и ученого. Вопрос в том, как объяснить это поколению, выросшему на «Секретных материалах»... geo_icon