Константин Богданов умеет давать названия своим исследованиям. Предыдущая книга о заимствованных словах в русском языке называлась «О крокодилах в России». Новая — «Из истории клякс», и речь в ней идет действительно о кляксах.

Среди читателей найдутся и те, кто мог тесно познакомиться с кляксами, если успел стать школьником до 1969 года, когда отменили дисциплину «чистописание». Каллиграфическое письмо перестало быть обязательным, и последующий переход на шариковые ручки произошел уже сам собой. А какие были битвы, какие страдания!

«Большие кляксы надо было осторожно осушать промокашкой. Высасывать, пока клякса не опадет до пятна… пришлепнуть мохнатым листком промокашки, а затем стирать резинкой. В результате усилий на месте кляксы большей частью появлялась дыра». А вот педагогика времен Николая Первого: учитель «сзади сграбастает тебя за волосы на макушке и учнет в бумагу носом тыкать… Всю бумагу, бывало, собственными красными чернилами зальешь».

Речь идет исключительно о послушании. Перу свойственно делать кляксы, но десятилетиями никому не приходит в голову его модернизировать. Обязанность преодолеть несовершенство инструмента лежит на ученике. Борьба с кляксами — еще один способ утверждения властной иерархии.

Мелочь, досадная оплошность при внимательном рассмотрении оказывается не менее красноречива, чем иная официальная декларация. geo_icon