О мусоре мы вспоминаем, только если в подъезде забился мусоропровод. Или когда на пляж, куда мы приехали отдыхать, приплывает, откуда ни возьмись, остров из пластиковых бутылок. Планета вот-вот захлебнется в помоях - думаем мы, зажимая нос. Как бы не так, возражает нам «История мусора»: она захлебывалась и сто, и пятьсот лет назад. Там, где людей много, всегда пахло плохо. Поэтому для Катрин де Сильги мусор - не зловонный враг, а добрый старый сосед, с которым мы прожили вместе не один век. И теперь он может рассказать о нас все.

Мусор не всегда считался безусловным злом. В Средние века грязь с городских улиц была ценным товаром: ее скупали как удобрение. Только когда крестьяне массово двинулись в города, торговля пошла на спад.

Мусор провоцирует социальные перемены. Французские старьевщики предвосхитили современных фрилансеров - они первыми стали бороться за свободный график работы.

Мусор двигает технологии вперед. Московское Чертаново раньше многих европейских столиц обзавелось пневматическими мусоропроводами.

Мусор совершает увлекательные путешествия, Нераспроданные тиражи американских книг уплывают на баржах в Шанхай, где романы Стивена Кинга или Филипа Дика превращают в бумажные полотенца.

Мусор - индикатор потребления. Средний американец выбрасывает за год втрое больше мусора, чем голландец: 300 килограммов против 100. 

Наконец, мусор - мощный социальный клей. По всей Европе растет движение, посвященное снижению личных отходов. Появляются самые экзотические коммуны (есть ферма, давшая зарок ничего не покупать целый год - только менять или производить самой). Входят в моду многоразовые подгузники и клубы по обмену вещами.

Все это вдохновляет поменять свою собственную жизнь. Не выбрасывать старый чайник, а починить его. Начать складировать на балконе пластиковые бутылки. Найти наконец рядом с домом пункт раздельного сбора мусора. Отказаться в супермаркете от лишнего пакета - чтобы тот, уплыв в океан, не убил еще одного дельфина. geo_icon