Зеркала пугают. Мы всматриваемся в свое отражение с неосознанным опасением: да я ли это? Ведь из зеркала на нас изучающе-задумчиво смотрит примат, как с обложки книги голландского приматолога Франса де Вааля, специалиста по бонобо (которых прежде называли карликовыми шимпанзе). Так ли уж мы не похожи друг на друга и сильно ли отличались между собой и от нас наши общие вымершие предки? Сотрудники одной из российских лабораторий решили не показывать публике скульптурный портрет неандертальца, выполненный по фрагментам черепа, — слишком похож он оказался на одного из депутатов Госдумы.

Книга голландского исследователя посвящена самому распространенному и процветающему виду приматов — Гомо Сапиенс. Точнее, особенностям поведения человеческого вида, роднящим его не только с другими приматами, но и с крокодилами. А также иллюзиям и заблуждениям, из этих особенностей проистекающим, — прежде всего представлению о том, что лишь род человеческий обладает нравственным чувством.

Здесь автор во многом следует воззрениям анархиста и натуралиста Петра Кропоткина, убежденного в том, что и животным присуща этика. Однако доказывает он это на базе накопленных за последние сто лет данных этологии, генетики и нейробиологии. Ученый уверен, что основы человеческой морали, групповой и индивидуальной этики, более того, религиозного чувства лежат в дочеловеческом прошлом, и здесь мы мало чем отличаемся не только от высших приматов, но и от многих других млекопитающих — разве что способны все это выразить словами.

Книга, однако, много глубже: по жанру это не стандартный научный труд и не привычная научно-популярная работа, объясняющая дилетантам вещи, давно известные специалистам, а серьезное натурфилософское эссе, в центре которого — вопрос о природе человека и его месте в мироздании. Четыре переплетающихся сюжета — размышления у полотна Иеронима Босха «Сад земных наслаждений», личные наблюдения за повседневной жизнью бонобо и шимпанзе, жесткая полемика с клерикалами и «новыми атеистами» — составляют единый узор, позволяющий увидеть, какой путь проделало понимание человека за минувшие полтора столетия. Самое главное — мораль столь же естественна, сколь и наше тело. «Нравственный закон не насаждается сверху и не выводится из разумных логических принципов; скорее, он вырастает из прочно укоренившихся ценностей, зародившихся еще в начале времен», — утверждает Де Вааль. В основе этих ценностей — способность к эмпатии, свойственная всем млекопитающим (в особенности приматам) чувствительность к эмоциям друг друга. Так же, как и люди, они сочувствуют чужим страданиям, жаждут справедливости, их тревожит неравенство, и, подобно человеку, они ставят на первое место интересы своей группы. Или, вернее сказать, мы, люди, ведем себя так же, как и все приматы. geo_icon