«Великобритания простирается на все части света», — сообщала в конце XIX века энциклопедия Брокгауза и Ефрона. За следующие полвека Британская империя приросла еще несколькими миллионами квадратных километров — и рухнула, не выдержав тягот мировых войн. Да, она была в числе держав-победительниц, но полным банкротом, к 1945 году задолжавшим США чудовищную сумму. В итоге «истощенная, не имеющая возможности начать с нуля, как разгромленные Япония и Германия... в 1945 году Британская империя была выставлена на торги и расчленена». Гибель империи, однако, не была напрасной, считает историк Ниал Фергюсон, ибо возможные альтернативы  — Третий рейх в Европе и Японская империя в Азии — стали бы кошмаром для человечества. Фактически, пишет Фергюсон, «Британия пожертвовала своей империей, чтобы немцы, японцы и итальянцы не могли сохранить собственные». Так завершился почти пятисотлетний период мировой истории.

А триста лет назад жители Британских островов рвались за моря: в XVII веке из одной только Англии уехали около 700 тысяч человек. Они играли со смертью — в североамериканских колониях лишь каждому второму удавалось благополучно пережить первый год на новом месте. И влекли их не свобода, не золото, а сахар и табак. «Сахар был главной статьей британского импорта с 50-х годов XVIII века до 20-х годов XIX века. Английский потребитель очень любил смешать сахар с принимаемым перорально и вызывающим сильное привыкание наркотиком кофеином и сопроводить эту процедуру вдыханием другого вещества, вызывающего сильную зависимость, — никотина, — иронизирует Фергюсон. — Строительство империи подстегивал глюкозный, кофеиновый и никотиновый кайф».

Но завораживала и подгоняла сама идея империи, над которой никогда не заходит солнце. Сто лет назад англичанин мог обогнуть земной шар, не пересекая границ своей державы. И везде встречал родной язык, надежную почту, строго следующие расписанию пароходы и поезда и чисто британские установления: чай, газон, крикет... Давалось это большой кровью — безжалостности британской администрации и имперских войск, в распоряжении которых всегда было самое совершенное и смертоносное оружие, Фергюсон посвящает немало страниц. Но дороги, порты и заимствованные в Британии политические институты успешно работают даже в самых экзотических странах. Остатки империи живы и поныне в виде Британских заморских территорий, интересующих сегодня в основном военных, ученых, туристов да ловких финансистов.

В центре книги — механизмы имперской власти, способы управления колониями, экономические основы империи, менявшиеся на протяжении столетий, судьбы переселенцев и, разумеется, межимперские противоречия, определявшие судьбы мира с XVIII до начала XX века. geo_icon