Разглядывая работы старых мастеров, задаешься вопросом – как бы они изобразили современный мир? Выставка JapanCongo, открывшаяся в начале июля в Центре современного искусства «Гараж», нашла свой способ на него ответить. Здесь показывают современность глазами художников, принадлежащих к двум традиционным культурам - японской и африканской.

Такой подход к делу обещает зрителю куда больше, чем эксперименты западных художников-постмодернистов со старой манерой письма, подсмотренной в музеях и альбомах. Здесь стиль и образ мысли достались художнику по наследству – сменилась только изображаемая реальность. Освободившись от гнета канона, японцы принялись писать кочующих с одного полотна на другое диснеевских принцесс в национальных одеждах, а конголезцы – создавать коллажи из окурков и банановых шкур.

Новое японское искусство может показаться жертвой глобализации: оно превратилось в арт и пустилось во все тяжкие - от абсурдизма до уорхоловского поп-арта. Воплощая в жизнь американскую мечту на восточный манер, пачку долларов обрамляют традиционным «огненным» орнаментом, а позолоченного Винни Пуха сажают на постамент Будды. Психоделические зайцы пожирают фастфуд. Приняв в 1947 году «пацифистскую» конституцию, а вместе с ней – американскую демократию, Япония познакомилась с теми образами, которые вполне органично дополнили собой «мир монстров» синтоистской Японии.

Только для поверхностного взгляда изыски японской графики и аскетизм каллиграфии – это «высокая культура», отделенная пропастью от «низкой» - большеглазых школьниц из аниме. На полотнах современных японских художников герои-анимешки и традиционные драконы мирно соседствуют..

Конголезцы, в свою очередь, всё ещё пишут пышнотелых богинь плодородия, но рядом с ними уже маячат шестиглазые мужчины в деловых костюмах. На их полотнах люди, как чеховские герои, обедают, просто обедают, а еще ходят на дискотеки и делают детей. Нехитрый быт и пестрая палитра – главное правило жизни в Африке.  На холсте со звучным названием «Общество элегантных персон» расположились женщина с ярко выраженными половыми признаками, конферансье в красном цилиндре и робот с торчащим из глаза продолговатым предметом.

Работы 16 художников из Конго и произведения 47 японцев куратор выставки Карстен Хёллер сталкивает лоб в лоб. Цветастые холсты тех и других, развешенные вдоль стен, образуют запутанный лабиринт. Грубое в выражениях и излишне физиологичное искусство Японии только подчеркивает незрелость «игрушечных человечков» Конго.

На территории искусства Конго можно увидеть семейные фото, изображающие коротко стриженых женщин и исхудавших мужчин, сложенные из карт модели африканского Лас-Вегаса, а также детские рисунки цветными маркерами. За полотнами японских художников, в свою очередь, прячутся город, собранный из искусственных человеческих костей, и порнографические фото размером 5 на 5 сантиметров.

По мнению куратора выставки, сходство и различие между двумя культурами очевидно. Однако идея двойственности скорее выражена в содержании картин, а не в культурных особенностях. Насыщенные, не знающие гармонии цвета, портреты героини японского фильма «Звонок», африканские маски и мир, населенный монстрами капиталистической системы – всё это уживается в одном коридоре центра современного искусства «Гараж».

Хёллеру удалось добиться редкого созвучия: соединив две неизвестные переменные, он вывел новую формулу «неевропейского» изобразительного искусства. Штампы, навязанные повесткой дня, для этого не понадобились: ни голодающих детей Африки, ни картин разрушенной землетрясением Фукусимы на выставке нет – все-таки нам показывают не себя, а именно нас, пропущенных сквозь призму чужого зрения. geo_icon