До фотографии Эйзенштадт занимался коммерцией — постепенно пуговицы и замки заменила фотокамера, принесшая ему мировую известность и статус легендарного фотографа журнала «Лайф». От мускулистых  атлетов на острове Хиддензе — своеобразной германской вариации на совестких рабочего и колхозницу — или от бедняков в парижском квартале Ле-Аль предмет съемки Эйзенштадта постепенно усложняется и элитизируется. В объектив Эйзенштадта попадают официанты швейцарского курорта Санкт-Мориц, зрители театра Ла-Скала, члены семьи Кеннеди и даже Нобелевские лауреаты.

Уроженец Германии, Альфред Эйзенштадт оставался на родине вплоть до 1935 года — незадолго до окончательного укрепления нацистского правительства он уехал в США. О  зловещей угрозе, которой удалось избежать, напоминает снятый им портрет Йозефа Геббельса. Природа его демонического взгляда, по некоторым неофициальным данным, имеет разную генеалогию. По одной версии, сам Эйзенштадт, перед тем как сделать снимок, заявил министру пропаганды о своем еврейском происхождении. Некоторые утверждают, что о национальности фотографа Геббельса предупредил его секретарь.

Избежав ярлыка «выставка одной фотографии», эта экспозиция все же имеет главную точку притяжения —  «День Победы над Японией на Таймс-сквер», «тот самый» снимок, запечатлевший страстный поцелуй моряка и медсестры. Про этот кадр написана отдельная книга, а история ее атрибуции заслуживает отдельного комментария  — главного героя фотографии удалось найти только спустя 30 лет. После одиннадцати кандидатов, заявивших о своем участии в снимке, «настоящего» матроса все же признали в ветеране ВМС США Гленне Макдаффи. Чтобы доказать обоснованность своих притязаний, Макдаффи с помощью судебного медика сделал несколько снимков, повторяющих позу на Таймс-сквер, — правда, вместо стройной медсестры в его руках оказалась подушка.  

У фотографии, помимо двух основных героев, есть еще и третий — невеста солдата. Ее возбужденное лицо можно увидеть за спиной моряка, который в состоянии опьянения и эйфории целовал всех попадавшихся ему на площади девушек, среди которых оказалась и  ассистентка дантиста, выглянувшая на улицу и оказавшаяся в цепких объятьях моряка.

Постоянство, впрочем, сохраняется лишь в одном — практически любой кадр Эйзенштадта мог стать обложкой журнала.  В общей сложности, за время сотрудничества Эйзи с «Лайф» на обложке появилось более 80 его фотографий, в том числе портреты знаменитостей — на старости лет Эйзенштадт переквалифицировался в селебрити-фотографа.  Среди его моделей были Эрнест Хемингуэй (позволявший снимать себя только не менее известному Роберту Каппе и сделавший исключение ради Эйзенштадта), Сальвадор Дали с женой Галой, Роберт Оппенгеймер, Альма Малер и Михаил Барышников.

Еврейский музей и центр толерантности;

Москва, улица Образцова, д. 11, стр. 1А;

Время работы: воскресенье — четверг с 12:00 до 22:00; пятница — с 10:00 до 15:00; суббота и еврейские праздники — выходной;

До 24 мая 2015 года. geo_icon