В конце одиннадцатого века Мальтийский орден был госпиталем в Иерусалиме: добровольцы лечили христианских паломников. О периоде «служения вере и милосердию» на выставке в Московском Кремле рассказывают майоликовые аптечные сосуды, столовое серебро и приборы для врачевания, основной деятельности ордена в те времена.

Но уже в эпоху Крестовых походов орден стал влиятельной рыцарской организацией – защитницей Святой земли от «неверных». После поражения крестоносцев госпитальеры бежали на Кипр, а чуть позже закрепились на острове Родос благодаря силе военно-морского флота ордена. Сегодня мальтийцы полностью отказались от военной службы. О былой боевитости напоминают модели 26-баночных военных галер, а также мечи и парадные доспехи рядовых рыцарей.

Только в середине шестнадцатого века госпитальеры получили в феодальное владение Мальту от испанского короля Карла Пятого. Но уже два века спустя Наполеон прогнал их с острова. За века скитаний рыцарские сокровища расползлись практически по всему свету. Вместе с казной рыцарей Бонапарт присвоил даже легендарный «кинжал веры», который подтверждал легитимность власти Великого Магистра.  А во флорентийском Палаццо Питти осела одна из последних работ Караваджо «Портрет кавалера Мальтийского ордена», созданная на Мальте, куда художник бежал, спасаясь от папского смертного приговора.

Рисованные генеалогические древа, рыцарское оружие и гербы, магистерские печати и короны прибыли в Московский Кремль из Морского музея Мальты, Лувра, Эрмитажа и даже музея-усадьбы Кусково.

Первую попытку наладить отношения с госпитальерами предпринял Петр Первый, который отправил боярина Шереметьева на Мальту возрождать антитурецкую кампанию (на острове до сих пор хранится письмо российского императора). Однако тогда посольство вернулось ни с чем. Договориться с рыцарским орденом, изрядно поредевшим после наполеоновского вторжения, удалось только Павлу Первому. Император пригласил мальтийцев в Санкт-Петербург, получил титул Великого магистра, а Мальту объявил российской губернией. Лишь в 1834 году орден получил резиденцию в Риме, где обитает до сих пор.

Помимо архивных документов и указов российских императоров, напоминающих о дипломатических отношениях с Мальтийским орденом, на выставке представлены парадный портрет Павла Первого кисти Сальваторе Тончи и всевозможные изображения белого восьмиконечного креста – этот символ целомудрия и восьми рыцарских добродетелей в царствование Павла успел побывать даже на гербе Российской империи.

На выставке в Кремле много слишком личных для исторической хроники «сокровищ», связывающих императорскую семью с Мальтой. Магистерская корона Павла, предметы гардероба Николая Первого, гербовый чайный сервиз, семейные портреты императрицы Александры Федоровны с детьми. А также полотно Айвазовского «Порт Ла Валетта на острове Мальта».

Сегодня Мальтийский орден официально является «суверенным образованием без территории», но с собственными валютой, паспортами, автомобильными номерами и резиденцией в Риме по соседству с Ватиканом. Двенадцать тысяч членов ордена давно предпочли войне благотворительность – они помогают больным и беднякам в 120 странах мира.

Выставка в Одностолпной палата Патриаршего дворца Московского Кремля продлится до 9 сентября. geo_icon