«Уюты» – тюремное слово, обозначающее вещи-«самоделки», которыми женщины-заключенные украшали свои нары. Сахаровский центр решил рассказать про репрессии в СССР необычным способом - предоставив говорить рукодельным вещам из ГУЛАГа.

Традиционная «рубаха-вышиваха» или камыш на клочке грубого холста, споротого с одежды, красноречиво отвечают на вопрос, что происходит с человеком в неволе, когда излюбленные писателями драматические сцены ареста и борьбы уже позади.

Такое искусство не бывает злободневным или созвучным эпохе. Наоборот, культурное бессознательное перекидывает мосты через десятилетия: карманная записная книжка с узорами, раскладывающаяся в бумажный цветок, – преемница бальных книжек начала 19 века.

В условиях, несовместимых с жизнью, оказались и бывшие аристократки. Когда нет необходимого, салонным беседам об искусстве нет места. Однако именно тут творчество становится способом выжить. Умения, приобретенные в Смольном (он же Институт благородных девиц), где рукоделию отводилось девять часов, а чистописанию только четыре, неожиданно пригодились в обстоятельствах, которые дореволюционные наставницы вряд ли могли себе вообразить. 

«Обмен навыками чисто декоративного, необязательного искусства – вышивания – поддерживал в женщинах веру в то, что они смогут преодолеть все. Выжить. Освободиться и зажить наконец человеческой жизнью – жизнью жены, матери и хозяйки дома, – говорит Наталья Самовер, координатор выставочно-экспозиционной деятельности Сахаровского музея. – Осваивая швы и узоры, зэчка АЛЖИРа (Акмолинского лагеря жен изменников Родины - прим. ред.) думала о доме, о будущей жизни, ради которой она борется за существование».

Психологическая деформация в тюрьме - не только женская проблема. Рядом с вышивками в экспозиции «Путь через ГУЛАГ» выставлены майка-алкоголичка с надписью «Самиздат», сделанная неумелой мужской рукой, глиняные фигурки индийских слоников – символы бытового счастья, потрепанные временем газеты «Строитель БАМа» и студенческий билет осужденного. Исписанный пометками вдоль и поперек сборник стихов Пушкина, по которому заключенные разучивали роли для выступления в лагерном театре. Нотная бумага с гимном узников Норильска. Политическая борьба и противостояние системе здесь заменены попыткой человека остаться человеком.

«За три года жизни в неволе личность женщины полностью искажается», -  делится выводами психологов Наталья Самовер. Однако пока узницы вышивали бирюзовые камыши на обрывках ткани, они собирались жить дальше. geo_icon