В Московском музее архитектуры имени Щусева показывают мебель, притворяющуюся природным объектом, округлые конструкции летательных и гоночных машин, футуристические модели «Боинга», а также целые био-города в исполнении «праотца» биодизайна Луиджи Колани.  Выставка, привезенная в Москву ART Trading Group специально для Московской недели дизайна, будет открыта до четвертого декабря.

Немецкий концептуалист Колани конструировал болиды «Формулы-1» и сантехнику, облагораживал столовую керамику и моделировал невообразимые летательные аппараты. Среди наиболее известных его работ – корпус гоночного автомобиля Alfa Romeo Abarth 1000 и зеркальные фотоаппараты Canon. 

Колани не преображает, а пересоздает действительность, без смущения примеряя роль Творца. И судить его творения следует не по законам искусства или инженерной мысли, а по законам самого Колани – авторитарного законодателя биомира.

Прежде чем идти на выставку в МУАР, важно для себя уяснить, что биодизайн - это не протест против благ цивилизации под лозунгом "назад в джунгли". Формам дельфина, лианы или птицы Колани находит место в нашем благоустроенном урбанистическом быте.  Так происходит симбиоз – и иногда в нем участвуют настолько непохожие вещи, как булыжник и холодильник. 

Колани уверен, что в XXI веке мы должны научиться сосуществовать с животным и растительным миром на новом уровне. Потому так важен для дизайнера поиск связи между геометрией живого и неживого. Так, например, в 1986 году Колани сконструировал 14 моделей экологически чистых «автомобилей будущего»,  по форме напоминающих не то летящую чайку, не то хищную рыбу.

На тонкие связи биодизайна с природой  намекает уже хаотическая расстановка экспонатов. В хаотичном порядке по залу музея разбросаны обтекаемых форм (традиционных для Колани) модели гоночных болидов для Формулы-1, зубные щетки, точащие из цельного необработанного золотого слитка, притаившаяся в углу лопата с изогнутым черенком и целые биогорода с деревьями в виде зонтиков укропа. Однако каждая из работ, несмотря на явную укорененность в природе – прежде всего триумф инженера над художником. Для Колани, изучавшего аэродинамику в Сорбонне, дизайн – стихия вполне рациональная, схожая скорее с капитальным ремонтом, чем с творческим процессом.

Стены музея щедро увешаны схемами и чертежами изобретений Колани, походящими больше на полотна авангардистов, чем на технические разработки. Но называть их далекими от реальности вряд ли возможно. Многие из этих работ успешно проделали путь от наброска до макета и от макета до коммерчески успешной вещи, которая на свой лад изменила мир.

Из мастерской Колани вышли макеты «каплеобразной» фуры Mercedes-Benz и компактного дома с вращающейся кухней-шаром. В 1954 году он получил «Золотую розу» на Женевском автосалоне за радикальную переделку корпуса легкового автомобиля Fiat 1100.  Наконец, дизайн сегодняшних профессиональных фотоаппаратов Canon - тоже дело рук Колани. Именно с его прототипа камеры Canon T-90, созданного в 1986 году, в фототехнике началась «эпоха закругленных форм» и рукоятей, повторяющих форму руки. Уже через несколько лет угловатые фотоаппараты-"кирпичи" окончательно уступили таким моделям место в сумках репортеров. 

Однако основной постулат биодизайна в том, что изобретать, в общем-то, ничего не нужно. Мол, природа всё придумала за нас. Но с первого взгляда сходство произведений Колани с органическим миром не так очевидно. Плетеных дачных лавочек и гербариев из ромашек на стенах – опознавательных знаков декоративного натурализма – на выставке нет.  Природное начало в своих работах дизайнер воплощает в обтекаемых формах кресел и моделей самолетов, а также – в цветах и фигурах, позаимствованных из животного мира.

Кстати, в Аптекарском приказе, что располагается во дворе музея, проходит выставка биостульев современных дизайнеров, дополняющая экспозицию Луиджи Колани. Здесь биомимикрия настолько очевидна и прямолинейна, что мебель полностью сливается со средой, её породившей. К примеру, стул, выполненный из неотесанного камня, кажется только-только вырванным из основания скалы. Но, к сожалению, современные биодизайнеры в погоне за природными формами не всегда помнят об удобстве и практическом назначении своих изобретений.

В названии выставки – «Кодекс биодизайна» – главенствует всё же «кодекс», а не «биодизайн». Созданный Колани, для всех остальных биодизайн так и остался непознанной землей, куда Колумб приплыл, а вот Америго еще не добрался.

Экспонаты обеих выставок встречают нас без лишних слов: ни поясняющих табличек, ни биографий авторов. В этом, стоит признать, есть своя логика: то, чему подражает биодизайн -  дельфины, чайки, камни, деревья - прекрасно обходится без этикеток.

Познавать биодизайн неопытным посетителям выставки предлагается самостоятельно, как когда-то первым людям приходилось самостоятельно познавать мир.  geo_icon