Географические карты с замысловатыми виньетками и геральдическими символами, кажется, навсегда остались в России начала прошлого века. Но выставка «Искусства ради и науки», которая проходит в Историческом музее с 12 июля по 14 ноября, возвращает картам былой авторитет и доказывает, что это не только обязательный атрибут школьной доски, но и объект искусства.

Картография показывает жизнь в её развитии – от языческих мотивов и примитивизма к официальной идеологии: сначала царской, а затем – стряхнувшей с себя налёт «художественности» советской. Бутафорские ёлочки, нарисованных углем, сменяются только-только появившейся в 30-х годах 19 века фотографией.

Всего в музее представлено тридцать старинных карт. На них можно увидеть и родословную царей, и библейские сюжеты, и даже портрет заплутавшего в лесах калмыка. Карта под названием «Атлас Российской империи на сорок два наместничества разделенной», созданная Иваном Тупылевым, изображает «жену величественного вида» в тяжелом кокошнике, а также – русский народ в виде ангела в крестьянской одежде.

По картам вполне можно отследить эволюцию художественных стилей. Барокко сменяется так называемой китайщиной – шинуазри (использованием мотивов средневекового китайского искусства). Сентиментализм конца 18 века представлен в виде несущейся кибитки, запряженной тройкой лошадей. А карта 1939 года «Сталин на фронтах Гражданской войны» - яркий пример социального реализма.

Более древние карты изображают всю Вселенную не только в пространстве, но и во времени – от начала мира до его конца. Голландская карта первой трети 17 века Яна Янсония – «Новая географическая и гидрографическая карта всего Земного шара» – содержит всю имевшуюся тогда информацию об удаленных и почти сказочных странах – Московии, Татарии и других.

Пришедшая вместе с реформами Петра Великого мода на функционализм сделала русские карты по-европейски практичными, но в то же время слишком похожими друг на друга. Современность взамен средневековым изыскам требует сухой географической сводки. geo_icon