В темном зале на двух экранах переодетый Гитлером Чарли Чаплин произносит монологи из фильма-сатиры «Великий диктатор». На первом он гримасничает и кричит по-японски не хуже героев боевиков Джеки Чана. На втором он же переминается и лепечет, что не хотел бы стать диктатором. Эта миниатюра из цикла видеопортретов «Реквием по XX веку» художника Исумаса Моримура называется «Смейтесь над диктатором. Шизофреник».

По соседству с видеоинсталляцией висят фотографии путешественника Цуёси Одзава, который заснял окраины Токио, города Ирана и Пакистана, синтоистское святилище в Исе-Дзингу и даже Красную площадь. С каждого снимка выглядывает Дзидзо – улыбчивое буддистское божество, охраняющее путников и детей. Напротив огромная фотография девочки в переднике «Хелло Китти», которая недовольно морщит нос.

Современное искусство, как «безродный космополит», не приемлет национальной экзотики.  Поэтому на выставке в ММСИ нет стыдливых гейш, японских драконов и даже покемонов. Сегодня японские художники создают самое западное искусство. Они мыслят брендами, перерабатывают их и называют искусством – ярким и броским, как обертка от жвачки. «Макдональдс» и «Хелло Китти» им понятнее и ближе, чем стихи Басё.  Когда-то, в конце девятнадцатого века, то же самое сделали французские символисты.

На стене одного из залов прибит гвоздями транспарант «Вся власть советам», газета «Труд» и почетная грамота восьмиклассницы Кати за третье место на олимпиаде по литературе – с профилем Ленина, разумеется. Художник Ёсинори Нива в обнимку с бюстом Ильича разыскивал мертвого вождя народов в московских квартирах и метро. Поиски и разговоры с москвичами он заснял на камеру и назвал фильм «В московских квартирах разыскивается Ленин». Ленин для него – точно такой же бренд, как «Кока-кола».

Когда-то Анри Матисса и других фовистов назвали «дикими». В конце 70-х в Германии появились «новые дикие» во главе с Ансельмом Кифером (пишет гигантские полотна землей и глиной) и Георгом Базелицем (все картины пишет вверх ногами). Сегодня Кэндзи Янобэ, создающий мультяшных атомщиков с счетчиками Гейгера на груди, и другие японцы «одичали» окончательно.

За черным занавесом неопрятные уличные музыканты на видео пританцовывая поют про даму, которая хотела заесть пиво осьминогом, а после подружилась с ним. Песенку они сочинили для художника Симабуку. Однажды он поймал осьминога в Сан-Паулу и провел ему экскурсию по городу. Помнится, в середине 90-х голый Олег Кулик в образе «человека-собаки» гонялся с лаем за машинами и грыз ботинки москвичей. Но это была провокация, дикая и непонятная, а прогулка с осьминогом Симабуку – перфоманс.

В коридорах ММСИ «Кашель» Йоко Оно, записанный в Токио в 1961, в какофонии смешивается с самурайским кличем, барабанами и песенкой про осьминога. На потолке вращается розовый вентилятор. Все сверкает, искрится и орет. Японцы устроили перфоманс, который перерос сам себя. Кажется, что в любую секунду бабушка-смотрительница может вскочить со стула, начать гримасничать и кричать.

14 марта – 6 мая, «Московский музей современного искусства». Выставку проводят на двух площадках: Ермолаевский переулок, 17 и Гоголевский бульвар, 10 geo_icon